Be my Valentine (Будь мне Валей)

7 февраля, 2020 11:55 дп

Seva Novgorodsev

«Самый откровенный и самый свободный продукт человеческого разума, — это любовное послание», — писал Марк Твен в предисловии к своей автобиографии, — и тут же добавил ,— «сочинитель в полной мере пользуется такой свободой самовыражения, будучи уверен, что посторонние его читать не станут».

Марк Твен — юморист, он без шутки не может. Осмелюсь заметить, что подобного рода ирония чаще рождается в голове у мужчин, нежели у женщин. «Не шути с женщинами, — предупреждал нас Козьма Прутков, — эти шутки глупы и неприличны». Авторы любовных посланий это всегда интуитивно знали. Романтическая дама понимает только романтический язык.

Почтовые отделения всего мира, кроме Саудовской Аравии, Малайзии, Ирана и российского города Белгорода, завалены открытками и письмами. Розы и сердечки, «жди меня как я тебя». День Святого Валентина.

Противники спрашивают горьковской цитатой — а был ли мальчик? Может, мальчика то не было? Говорят, был. Жил в Риме при императоре Клавдии Втором, был священником и тайно женил влюбленных, нарушая строгий императорский запрет. Клавдий предпочитал, чтобы его легионеры оставались неженатыми, так в битву на смерть идти легче.

Валентина арестовали, посадили. В темнице его навещала дочь тюремщика. Наш герой, то ли от переполнявшей его любви, то ли по расчету, писал ей записки с подписью «От твоего Валентина».

Валентин умер в 270-м году нашей эры, а 228 лет спустя, в 498 году, Папа Римский Геласиус причислил его к святым и в календаре определил ему день, 14 февраля.

Примерно на тысячу лет о Святом Валентине забыли. В 1415 году (в России в тот год родился Василий Второй), в лондонском Тауэре, после поражения в битве при Азенкуре, сидел Карл, герцог Орлеанский. От избытка чувств, образования и свободного времени получилась у него поэма своей обожаемой супруге. К этому, наверное, надо бы добавить страх перед возможной казнью, короче нервы обнажены (герцог прожил потом еще 50 лет).

Эти стихи и стали провозвестником будущей традиции, которая нарождалась долго и постепенно, а теперь этаким любовным потоком, чувственным цунами сметает все на своем пути.

Не остановить его ни мусульманскими запретами, ни указами белгородоского начальства.

Как сказал поэт — «не стой на пути у высоких чувств».