«Cтранно натягивать на себя шкуру волка, если ты — псина сутулая»

Октябрь 28, 2019 2:56 пп

Инна Сергеевна

«Будь собой». Сейчас эта нехитрая формула стала для многих оправдательным императивом, чтоб быть настоящими шершавыми сатанятами.

То есть мало кто говорит: «Да, я вот такая добрая, честная, открытая, принимающая. Такой вот уж я человек. Эгегей».

Это как фраза: «В этой жизни надо попробовать всё!» у некоторых вовсе не про то, что нужно выучить 17 языков, объехать мир, освоить пару десятков профессий, прокачать новые навыки, из макробиолога переквалифицироваться в бейсджампера. Нет. «Попробовать всё»- для некоторых невыросших хомосов — зеленый свет, чтоб упороться всеми видами наркотиков или гордо обозначить перед друзьями, что занимался групповым сексом во всех борделях планеты земля. Тоже вариант неплохой. Так же теперь магическое словосочетание «будь собой» воспринимается иногда хитро.

Некоторые хомосы, вооружившись на каком-то тренинге личностного роста формулой: «Делай то, что велит тебе сердце! Будь собой», резко уходят в астрал.

Год назад мне в эфир на радио позвонила дама, она выпалила:

— Ин Сергевна, я на днях прошла курс у одного психолога, разрешила себе всё.

-Всё?

-Да! Муж и дети посланы нахер, улетаю в Крым с любовником, на ретрит. Будем медитировать, гулять обнажёнными у моря, собирать ракушки и рисовать картины на закате, занимаясь любовью. Жить в палатке это так романтично.

Фея закольцевала свой месседж так:

— Главное, это слышать себя, мне так сказал сенсей, у него есть два правила:

1. Делай, как тебе нравится.
2. Не делай, как тебе не нравится.

Учитывая, что за эту алмазную мудрость дама заплатила тысячу евро, я подумала, что психолог — выдающийся рыцарь. Можно дописать пару важных истин в духе:

1. Делай, как надо.
2. Не делай, как не надо.

Или:

1. Будь здесь и сейчас.
2. Не будь там и тогда.

Вообразите себе алгоритм: к вам приходит Антонина Андреевна, у неё — парализованная мама-пенсионерка 65 лет, двое дочерей подростков и шеф, который перманентно усиливает желание развоплотиться.

Седомудый гуру подтягивает рейтузы и говорит:

— У вас одна жизнь, а вам уже 45. Сколько вам осталось, чтоб воплотить мечты? Бросайте детей и маму к чёрту и мчите, куда глаза глядят. Кем вы хотели стать в детстве?

— Космонавтом…- Робея, говорит Антонина Андреевна.

— Будьте космонавтом! Маму парализованную — нахер, детей — в топку, нам надо обрезать путы социума, отринуть ложный стыд и следовать за своей планидой. Камон!

Антонина Андреевна, послав пожилую маму и остальных родственников козе в трещину, показав фак шефу, продает бабушкину дачу, квартиру, почку, велосипед Ока и покупает билет на Марс у Илона Маска. Муж, дети, мама, собака Тося и попугай Игнат — в восхищении.

Для моего однокурсника с психфака императив » Будь собой» стал удостоверением, позволяющим проходить сквозь обязательства любого рода. Чувак был четыре раза женат, у бодрого парубка было четверо детей, каждую последующую супругу с детьми мачо оставлял с нехитрой формулировкой: «Меня душит быт, орлы в неволе не размножаются, я живу только в полете, как птица!» Дальше альфа-самец исполнял надрывно арию Кипелова «Я — свободен!», рвал на гитаре струны и отношения, картинно заламывал руки и растворялся в дверном проеме, никогда более не общаясь с детьми.

Здорово, только быть гандоном и быть свободным — это разные вещи.

И сейчас, уже после фильма » Джокер», для некоторых персон, почему-то криво считавших месседж отличного фильма, это кино стало индульгированием на тему собственного мудизма.

Дескать, душит меня система и правила социума навязанные, а я не вмещаюсь ни в какие рамки, я — свободный волк, с мощными лапищами, я бегу без оглядки вперед, мне никто — не указ, я — это я. К чёрту любые обязательства. Я хочу быть собой. И быть собой, опять же, у особой бодрой касты означает, что дескать, вот да — сложен я и неудобен, похотлив, агрессивен, мстителен, туповат, не умею коннектиться с социумом адекватно, бросаю начатое, не держу слов, обидчив, неуравновешен, не переношу критику, что успешно выдаю за тонкую душевную организацию, делаю больно родным людям, уничтожаю вокруг себя всё.

Это внегендерное: игра в одинокого волка или в загадочную волчицу, которая иногда на поверку оказывается не одинокой волчицей, а тушканчиком с бешенством… Весь этот флёр загадочной отстраненности в реале бывает пограничным расстройством личности и выдрачиванием окружающих своим ЧВС.

Cтранно натягивать на себя шкуру волка, если ты — псина сутулая, как писал Ницше в своей работе «Бог умер. Нигилизм и Отчуждение».