Дети будущего: к чему приведет нас генетическая селекция?

Декабрь 8, 2019 4:46 пп
Image credit: Dazed Beauty

Алеvтина WOLF

В течение многих лет мы были в состоянии искоренять болезни привычным способом, но в ближайшем будущем генетическая селекция (отбор и редактирование генома человека) будет стремительно расти, создавая поколение чрезвычайно спортивных и сверхинтеллектуальных людей.

Научным фантастам, всегда нравилась идея превосходной расы генно-инженерных людей. « Храбрый новый мир» Олдоса Хаксли — это антиутопический роман. Он представляет общество людей, выращенных в инкубаторах, интеллект которых дополняется химической обработкой эмбрионов. Gattaca — это фильм об обществе, созданном с помощью генетического отбора, в котором Итан Хоук играет естественного человека, которого генетически дискриминируют. Книга Kazuo Ishiguro « Never Let Me Go» рассказывает о детях, которые генетически созданы как доноры органов.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

BB Girl @yvestumor

Публикация от Isamaya Ffrench (@isamayaffrench)

Но эти идеи уже не просто научная фантастика; они быстро становятся научной реальностью. Теперь мы можем «проектировать» детей, отсеивать болезни и выбирать такие характеристики, как цвет глаз, цвет волос и даже интеллект. И возможности будут только расти в ближайшем будущем.

На данный момент есть два основных способа научного вмешательства в то, как ребенок будет выглядеть, до зачатия. Начнем с того, что есть предимплантационная генетическая диагностика (ПГД), процедура, которая включает в себя взятие клеток у эмбрионов на очень ранней стадии, просмотр их геномов, а затем выбор, какие из них использовать. Заодно выявляются генетические дефекты.

В Великобритании эта технология уже используется, но только родителями, у которых есть одно из редких генетических заболеваний.

Второй метод — это редактирование генов. Эта технология, также известная как CRISPR-Cas9, была создана в 2012 году для точного редактирования генов с использованием ферментов. В 2018 году он был использован в Китае для создания первых генно-инженерных детей. Эксперимент, проведенный ученым по имени доктор Хе Цзянькуй, был встречен противоречиво и осужден правительством Китая, его методы считались небезопасными и неэтичными. Гены детей были отредактированы для удаления ВИЧ, но долгосрочные риски вокруг других генетических мутаций, которые могут возникнуть, неизвестны. Сейчас младенцы находятся под медицинским наблюдением, и Цзянькуй может быть привлечен к уголовной ответственности. В большинстве стран Европы и США использование генно-инженерного эмбриона для создания беременности является незаконным.

По словам профессора Рональда Грина, биоэтика и автора книги «Дети по замыслу: этика генетического выбора», отбор генов намного безопаснее, чем редактирование генов. «Если у вас есть два или три эмбриона, а у одного мутация, вы можете просто отложить его в сторону и дать людям здорового ребенка, и это довольно безопасно», — говорит он. «Но самая большая проблема с CRISPR называется «внесение вне цели», что может вызвать другое заболевание. Мы разрабатываем способы проверки качества редактирования, и я думаю, что достигнем положительных результатов. Когда мы удостоверимся, что достаточно безопасно использовать этот способ на практике, редактирование генов станет обычным делом».

Но некоторые гены (цвет глаз и цвет волос) легче идентифицировать и сконструировать, чем другие, потому что это хорошо известные паттерны генов. «Рост и цвет кожи идентифицировать гораздо труднее, потому что они являются полигенными», — говорит Рон. «Полигенный признак — это когда фенотип находится под влиянием более чем одного гена».

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Gang @yvestumor X @dazedbeauty . . Creative and makeup by me, shot by @danielsannwald post productuon @sucukundbratwurst

Публикация от Isamaya Ffrench (@isamayaffrench)

Смитсоновский футурист Джейми Метцл объясняет, почему генетический отбор по полигенным признакам станет легче: «Поскольку, через 10 лет будет больше (генетически) упорядоченных людей, мы сможем использовать анализ больших данных для сравнения их генетической последовательности и наблюдать, как эти гены выражаются в течение их жизни», — объясняет он. «Мы узнаем намного больше о сложных генетических расстройствах, заболеваниях и о чертах, которые не имеют никакого отношения к состоянию здоровья, таких как рост или генетический компонент IQ».

Рон поддерживает использование обоих способов — отбора генов и редактирования генов, чтобы стереть генетические заболевания. В ходе исследования Джонса Хопкинса было обнаружено: «Американцы одобряют использование репродуктивных генетических тестов для предотвращения смертельных детских болезней, но не одобряют их использование для выявления и выбора таких признаков, как интеллект или сила».

Рон приводит пример того, как улучшение может работать на практике: «Скажем, у вас есть зародыш, который, согласно вашим расчетам, будет среднего роста, а отец хотел бы ребенка, который мог бы играть в баскетбол, вы могли бы (гипотетически, в будущем) отредактировать ген высоты. Вы не можете сделать это с помощью отбора, потому что родители не смогут произвести эмбрион намного выше, чем они сами (за исключением мутации). Но с редактированием вы можете перейти к точке в гене, которая определяет рост, произвести определённые изменения и создать «баскетболиста» — но основная трудность состоит в том, что это — не одна точка, их много, и они работают вместе (это полигенно)».

«В будущем будет возможно редактировать цвет кожи эмбриона от двух белых родителей, вставляя «темнокожий» ген. Например, миллионы австралийцев желали бы иметь темнокожих детей, потому что одной из проблем Австралии является высокий уровень заболеваемости раком кожи, вызванным высокой солнечной средой. Для австралийцев может быть модно и полезно настраивать своих будущих детей на более меланино-насыщенный тип кожи».

Хотя в генной инженерии есть положительные и отрицательные стороны, многие критики сомневаются в ее этике, помимо просто рисков для здоровья, связанных с мутациями генов. Этически ли предполагать, что человек на самом деле интеллектуально или физически станет превосходить другого человека, потому что в лабораториях устранили или усилили определенные гены? Как в фильме «Гаттака», люди, которые не соответствуют критериям «хороших генов», подвергаются дискриминации.

«Существуют данные, которые указывают на бурно развивающуюся индустрию доноров спермы и яйцеклеток в Америке, где такие черты, как атлетизм и интеллект, очень желательны и стоят дороже. Редактируя гены младенцев, чтобы они имели более желательные характеристики, мы начинаем опасную гонку!» – говорит Рон. — «Это может стать проблемой. Мы видим это в использовании спортивных допингов и других подобных случаях, где люди рискуют, чтобы преуспеть».

Рон называет эту идею, — людей с «совершенными генами», — «генобилией», но добавляет, что процедура будет доступна только тем, кто сможет себе это позволить. Как бы странно это ни звучало, говорит он, общество уже изобилует разногласиями по линии привилегий, когда речь заходит о доступе к медицине и косметическим процедурам. Но, возможно, что в недалеком будущем, эти услуги станут более доступны для многих: «Благодаря технологическим достижениям стоимость секвенирования всего генома человека резко упала», — сообщает The Guardian. «В 2009 году это стоило около 50 000 долларов, сегодня это почти 1500 долларов и уже несколько частных компаний могут предложить эту услугу. Через несколько десятилетий это может стоить всего несколько долларов за геном». Со временем то же самое можно будет сказать и о редактировании генов.

Сокращая число случаев генетических заболеваний, некоторые утверждают, что редактирование генов может сэкономить правительствам «миллиарды долларов» на здравоохранении.

«Мы уже проводим скриннинг на синдром дауна у детей в Британии, продвигаем вакцины для устранения болезней, и теперь у нас есть тестирование эмбрионов для устранения генетических заболеваний. Изменяя гены, чтобы устранить другие болезни или манипулировать визуальными чертами, мы могли бы навсегда изменить то, как общество будет выглядеть в будущем«.

 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Remix 😏 @sucukundbratwurst

Публикация от Isamaya Ffrench (@isamayaffrench)

В течение нескольких поколений редактирование генов может затронуть целые генофонды. В дурных руках эта технология может в конечном итоге использоваться для достижения определенного идеала красоты. Или, как ScienceNordic спросил в 2017 году: «Редактирование генома: мы открываем черный ход евгенике?»

Рон признает, что это может произойти, но считает, что более вероятно, что мы будем использовать эту технологию для изменения генов наряду с меняющимися тенденциями. «Я думаю, что в редактировании будет какая-то мода». К примеру светлые волосы и голубые глаза, говорит он, могут некоторое время быть в тренде. Но когда это станет слишком популярным, люди будут желать ребенка с каштановыми волосами и карими глазами, который будет отличаться от других «, говорит Рон. «Таким образом, мода будет диктовать свои тенденции».

В конечном счете, несмотря на сложности и тревожные неясности, Рон считает, что редактирование наших генов по косметическим причинам является неизбежным.

«К примеру, когда я преподавал студентам Дартмутского колледжа, я опросил около ста человек, у скольких из них были скобы для выпрямления зубов, и две трети учеников подняли руки. Так же не стоит забывать об исправление формы носа, ушей, груди, губ с помощью инъекций, филеров и пластической хирургии. Я хочу сказать, что мы занимались редактированием наших тел в течение 100 лет, и геномика будет просто следующим шагом в телесном редактировании. Я думаю, если это будет достаточно безопасно, мы просто научимся жить с этим».

Но мы должны помнить о том, куда это может нас привести. «Остаются вопросы этики, медицинской и социальной безопасности», — заключает Рон. «Например, будем ли мы проводить скрининг на проблемы с психическим здоровьем, аутизмом, ВИЧ? Или когда мы узнаем, какие гены могут способствовать гомосексуализму, мы позволим людям редактировать их? Должны ли мы отвечать на просьбы осветлить кожу детей? Должны ли мы поддерживать выбор пола? Должны ли мы разрешать людям участвовать в гонках вооружений IQ, роста, мышц и физических способностей? Должна ли Олимпиада допускать участников с геномным редактированием?»

Перед лицом «дизайнерских младенцев» нам нужно решить, как мы хотим, чтобы общество выглядело в будущем. Хотим ли мы общество, которое целиком будет высоким, спортивным и умным? Или вместо этого мы выберем и будем ценить разнообразие? И индивидуальность в этом разнообразии, как то, что делает каждого из нас тем, кто мы есть.

Источник: Dazed Beauty