Дмитрий Быков: «Я ужасно боюсь быстроумия молодых». О нас — кто живёт в будущем

Ноябрь 19, 2019 9:46 дп
Кадры из фильма "Область тьмы"

Инна Сергеевна

Время партизанствующих творцов.

В одной из глав своей новой книги я вспомнила фразу Тофлера: ”3% населения планеты нельзя назвать ни людьми прошлого, ни людьми настоящего. Они живут в будущем. Эти первопроходцы, часто неосознанно, сегодня живут так, как другие будут жить завтра. Сегодня они составляют несколько процентов населения земного шара, формируют международную нацию будущего. Они- разведчики человечества, самые первые граждане мирового рождающегося в муках супериндустриального общества”.

Мне всегда нравилась идея Тейяра де Шардена о том, что все живое является живым в самом полном и самом динамичном смысле этого слова. Все живое пульсирует и осознает свое движение вверх. Оно напоминает миоциклонизмы в вегетотерапии Вильгельма Райха, вызывающие у пациента беспокойство и ощущение, что он распадается на тысячи кусочков. На самом деле, наш организм перестраивает себя для броска вперед, в неизвестное, к более высокому порядку видения мира.

Переход на более высокий уровень функционирования часто сопровождается беспокойством и потрясениями, которые воспринимаются так, как будто организм разваливается на части или разрушается. Мы встряхиваем себя миоциклонизмами или другими подобными конвульсиями, чтобы образовались новые комбинации и изменения, необходимые для перехода к более высоким уровням развития.

Год назад нам в эфир на радио позвонила женщина, она сетовала на то, что ее практически пожирает изнутри страх перемен и того, что мир движется слишком быстро, и она в свои 50 не может успеть ни за отпрысками, давно покинувшими отчий дом, ни за внуками, которые в три года освоили планшеты.

Она так точно сформулировала свой страх, который сейчас терзает десятки миллионов людей, что услышав ее фразу практически слово в слово от Дмитрия Быкова в одном из интервью, я еще раз удостоверилась, насколько эта мысль волнует людей.

В интервью Быков сказал:

”Мне интересно, какой будет выход из всего этого? Мы сейчас видим контуры персонажей будущего, а вот сюжетов, в которых они будут играть, нет, мы задыхаемся, как рыбы на песке. Это как история с Анной Карениной, которая пытается уйти от своего мужа государственника, а уходит в никуда, ей некуда идти. Я больше всего боюсь того, будет русский ренессанс ближайшего времени, все пойдет вверх, но я боюсь, что это чревато катастрофой, это невероятное ускорение, прогресс необходимо ускорять всеми возможными способами, тормозить больше нельзя, это застой. Но я боюсь, ускорение “сорвет крышу”, “пальма пробьет теплицу”.

Если так случится, то будет не территориальное разделение, а будет разделение на два, совершенно не пересекающихся социальных слоя, определенная часть “архаическая” будет жить в медленно деградирующей искусственной части, которую они себе рисуют, а другая необратимо и очень быстро уйдет вперед. Боюсь, они перестанут видеть друг друга и перестанут контактировать, я замечаю уже сейчас, что эти два слоя “молодой” и “старый”- тут возрастная граница очень жесткая, они уже почти не пересекаются, они уже друг друга не видят. И вот в чем для меня проблема: был такой фильм “Гадкие лебеди” — экранизация повести Стругацких, там сценарист вывернул антиутопию наизнанку: показал, как новые дети, дети из будущего в фильме побеждены: их заточили в лечебницу, и вместо того, чтоб рисовать на небе, они рисуют на больничном стекле. А наше новое поколение может быть невидимым, оно этой участи избежало, и раскол на два лагеря неминуем, раскол не на Запад и Восток, они будут жить в одном городе, они будут ходить по одним улицам, но видеть друг друга они не будут. Я ужинаю со своим сыном два раза в неделю, он — давно взрослый, у него — своя семья, мы разговариваем, и из того, что он рассказывает, из этой новой терминологии я почти ничего не понимаю, они развиваются быстрее, чем мы, и более того, они — космополиты, они свободно путешествуют, вы их остановить не сможете, даже если вы закроете границы, потому что мир — глобален.

В 51 год я боюсь старости, в которой я не буду понимать, что происходит. Ужас. Но я надеюсь, что они возьмут меня к себе, ведь я их учил когда-то. Происходящее — глобальный сценарий. Это видно и в Америке, и в Украине, где одна часть не общается с другой. Общество резко стратифицировалось. Мы будем жить в нескольких мирах.

В 90-х, когда раскалывалось все, это казалось эксцессом, теперь я вижу, что это вектор, это не баг, а фича, это черта, а не оказиональность. Раскол происходит по неизвестному мне критерию, если бы эти люди кололись на “дураков” и “умных”, на “либералов” и “консерватров”, нет они делятся по другому признаку, это то, что предсказали Стругацкие в “Волны гасят ветер”, что человечество разделится на две части по неизвестному нам признаку, как говорит Бромберг. Это быстрота реакции, степень обучаемости. Я ужасно боюсь их быстроумия… Мои студенты могут за неделю прочесть многотомную эпопею, прочесть и блестяще проанализировать, у меня на это уходит полгода. Тут есть вопрос: может ли быстрота быть названа критерием ума? Пушкин говорил, что вдохновение есть скорость соображения, некая стремительность, если так, то плохи мои дела, я в 51 — очень тормозной, у моего сына и дочери — все в порядке, они — быстрые!”

***

Скорость изменения этой реальности — духозахватывающая, и поколение наших родителей это справедливо пугает, многим кажется, будто старый мир рассыпается на тысячу маленьких кусочков, неизведанность и нарастающая скорость перемен страшит многих, а поколение школяров серфит по реальности, смеясь. Юные ребята — в потоке, они — счастливы и органичны, ибо в их голове еще нет страхов и шаблонов, они открыты новому и их скорее возбуждает грядущая эпоха тотальной трансформации.

Мой отец, когда я ходила в школу, повторял, что нам предстоит жить в эпоху глобальных перемен. Он воспитывал меня, как свободолюбивого человека, который открыт для любых перемен, и я благодарна, что еще в школе в далеком 1999 он приучал нас медитировать и расширять свои когнитивные способности, это — самый серьезный гандикап сейчас — хорошие связи… Хорошие нейронные связи.

На открытом диалоге 30 ноября мы поговорим и про это тоже. Сейчас это моя любимая тема, Джой Ито исчерпывающе сказал: «Скорость и хаос пугают лишь тогда, когда вы пытаетесь все контролировать. Нужно отказаться от идеи контроля и быть уверенным в своей способности собирать сущности вместе по ходу дела. Сейчас информации так много, что более сильная информационная перегрузка уже невозможна. Утонуть в реке четыре метра глубиной – то же самое, что утонуть в океане. Если вы умеете плавать, не важно, сколько под вами воды. Вы просто понимаете, что стоять уже нельзя, слишком глубоко, и вступает в силу другой подход: планы не работают, карты не работают. Вам нужны компас, траектория и ценности, чтобы решать все на ходу».

Мы решили собрать дискуссионный клуб харизматичных единомышленников, которых не пугают перемены, в отличии от необразованных чиновников- параноиков, стремящихся везде настроить храмов, вместо научных центров и запретить здесь интернет, дабы повысить рождаемость. Увидимся 30 числа с теми, кто смело смотрит в будущее  :D. Церковь здравого смысла распахивает свои двери прихожанам.

***

От редакции — Инна Сергеевна регулярно проводит онлайн-семинары и интервью с психологами на анонсируемые темы, подписывайтесь на её эфиры в Facebook.