«Ересь эволюционной биологии»

17 марта, 2020 10:25 дп

Seva Novgorodsev

Для самоизолированных, чтение на вынужденном досуге

В известном термине «наука и религия» заложено привычное нам противопоставление. В зависимости от ваших взглядов это либо — научный прогресс против косности церковников, либо — наступление вульгарного материализма на высокие духовные ценности.

На самом деле и «наука» и «религия», в кавычках — это люди, носители догмы. Догмы либо религиозной, либо научной. Носители ее верят в правоту и незыблемость своей системы убеждений и борются с теми, кто пытается ее подорвать.

Меня сегодня интересуют догматы науки и диссиденты, не побоявшиеся выступать против них. Начну с американского генетика с русской фамилией.

Говард Темин работал в конце 60-х в Висконсинском университете, изучал вирусы раковых опухолей. У этих вирусов нет ДНК, их генетическая молекула — это отрезок РНК, функция которой в обычном биологическом процессе — это перенос информации ДНК для синтеза белков. Этих белков в нашем теле, кстати, более 30 тысяч разновидностей.

В данном случае вирус внедрялся в клетку и захватывал процесс ее воспроизводства, производя только больное потомство. Темин предположил, что информация РНК идет не в одном направлении — ДНК-РНК-Белок, как считала научная догма того времени, а в обоих. Другими словами информация идет и в обратном направлении, меняя генетический код самой клетки.

Темин опубликовал свои исследования, за что был отлучен от науки и назван еретиком. Дальнейшие исследования вирусов СПИДа подтвердили его правоту, и Темин получил Нобелевскую премию 1975 года за открытие «обратной транскрипции», в процессе которой фермент синтезирует ДНК на матрице РНК.

Другими словами, ДНК посылает информацию на РНК, а та, в свою очередь, может послать ее обратно в ДНК. Это означает, что процесс наследственности зависит не только от «генетических чертежей» или случайных мутаций, как считали раньше, но регулируется окружающей средой, а в основе всего механизма находится некий сложный биологический процесс, созданный… Ну, скажем, Природой.

Затем, в 1988 году генетик Джон Кернз изучал кишечную палочку с поврежденной ДНК. Эти микробы были не в состоянии переваривать лактозу, молочный сахар. Кернз поместил эти бактерии в среду, где кроме молочного сахара ничего не было. То есть — хочешь питаться, кушай лактозу, не можешь — как хочешь.

Ученый был уверен, что палочки, неспособные расти и размножаться, просто погибнут. К его удивлению, в посеянных культурах появились колонии микробов-мутантов, которые «научились» питаться лактозой. Голод — не тетка, он вынудил кишечную палочку искать выхода из кризиса, включать внутренние механизмы адаптации.

Это, господа, весьма отличалось от стандартной модели, тем более что Кернз осмелился предложить еретический термин — «направленная мутация». Куда направленная, а главное — кем? Все крупные мировые журналы обрушились на генетика, журнал Science так и озаглавил редакторскую колонку — «Ересь эволюционной биологии»

Жрецы научного материализма в белых халатах готовы были подвергнуть Кернза инквизиции.

Результаты работ Кернза были потом многократно подтверждены, последняя попытка опровергнуть его была предпринята в 2002 году.

Получается, что процесс эволюции бактерий беспорядочен и хаотичен, но в этом хаосе есть направление и цель. Откуда мы это знает? Потому что, как только бактерия находит адаптивную мутацию, процесс прекращается.

Это похоже на шутку — почему потерянную вещь находишь в самом последнем месте?

Потому что, когда нашел, то искать больше не надо.

(По материалам книги Spontaneous Evolution, Our Positive Future and a Way to Get there From Here —«Спонтанная эволюция, наше позитивное будущее и как туда попасть отсюда». Брюс Липтон и Стив Баерман, 2009 год)