Русское порно — бессмысленное и беспощадное

Ноябрь 29, 2019 8:57 дп
Денис Зильбер

из Lurkmore

Русская порнография — не просто порнография, как французская или немецкая, а порнография с идеей

Корней Чуковский

 

В то весёлое время, когда за океаном происходила сексуальная контрреволюция и на экранах появлялись такие шедевры жанра как «Глубокая глотка» и «За зелёной дверью», в Совке с «фильмами о любви» было туго, и вообще секса не было. Дико форсилось два вида любви — к родной Партии и лично к дорогому Леониду Ильичу, а вот любовь между «эм» и «жо» показывалась настолько скупо, что средний житель этой страны практически не имел шансов видеть нормальную обнажёнку на экране (разве что в очень немногих французских комедиях).

Граница тогда была ещё очень крепкая, и зарубежный прон в 70-е годы в страну почти что не проникал, а за создание собственной порнухи с блекджеком и шлюхами можно было огрести по самое небалуй от кровавой гэбни (по статье УК РСФСР можно было вполне получить романтический срок до пары лет). Так что, желающих погреметь по зонам котелками не находилось.

Первые кустарные методы создания собственного прона можно отнести к концу 80-х — началу 90-х годов: при поздней перестройке на любительские потуги отдельных интересных личностей стали смотреть сквозь пальцы, а после 91-го и при «суверенной демократии» всем вообще стало пох*й — откатывай регулярно ментам и хоть фильмы про педозоонекрофилов снимай.

Прон, снимавшийся тогда, представлял собой жалкое зрелище: чаще всего это были расплывчатые чёрно-белые снимки, на которых дядя Вася с помощью фотоаппарата «Зенит» запечатлевал сисястую, но страшную, как ситуация в стране, тётю Клаву. Норот такие картинки рассматривал скорее из этнологического интереса — фапать на такое было бы унизительно, да и к тому же в то время по стране уже во всю ходили картинки датского «Color Climаx’а» и прочих Private’ов, гораздо более дрочибельных, чем местные поделки.

Ситуация ВНЕЗАПНО изменилась в 2001, когда на голубые экраны вышел порнофильм «Школьница». Фильм этот, снятый продюсером Прянишниковым, мгновенно стал бестселлером, и вот почему.

Дело в том, что в поделках местных производителей была видна одна лишь суровая правда жизни, то есть, всё действо происходило на каких-то задворках и в подворотнях, а рожи у актёров и актрис были свирепые от перегара и быдловатого стиля жизни. Прянишников же принёс в русский прон неведомую до сих пор добродушную иронию и более-менее забавный сюжет. За это ему простили и операторов, снимающих на уровне школьного фотокружка, и жутчайший кастинг со «школьницами», явно набранными на местных панелях и актёров — пэтэушников. Кроме того, выход фильма удачно совпал с развитием рунета и P2P-программ.

Сегодняшнее положение дел

Как известно, суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. Поэтому, хоть порнуха в этой стране запрещена, в законе существует дофига лазеек. Главная лазейка заключается в том, что, при запрете на прон, в законодательстве отсутствует чёткое определение оного. Наиболее прозорливые понимают, что делается это ради профита и откатов: если продюсер положит дяде в погонах денюжку-другую в кармашек, то его продукцию признают высокохудожественной эротикой и арт-хаусом, не положит — признают мерзким порномагнатом, развращающим молодёжь и пьющим кровь младенцев. Так что, балансируя на тонкой грани и регулярно откатывая ментам, многие производители прона как-то существуют, без особых, впрочем, перспектив.

Вопреки всем скрепам и духовности, по общему количеству порноактрис Великая Русь занимает первое место, незначительно опережая Чехию и Венгрию. Однако снимается этот блядоотряд за пределами родной земли. После того, как на главных боссов европейского прона вроде Пьера Вудмана или Рокко, зачастивших в Питер с батальонами негров, наехало ФСБ, снимать сабж в России стали гораздо меньше. Сейчас европейский прон снимается главным образом в Будапеште, где вышеозначенные пионеры сексуальной революции арендуют помещения и целые виллы. Приезжие русские актрисы селятся, правда, не в этих виллах, а в общаге, успевая за несколько месяцев принять в себя километры болтов и заработать десяток тысяч зелёных. Зато в Россиюшке стало много webcam-моделей, продающих свои суетливые потрахушки в бабушкиной квартире на фоне ковра через популярные порновидео-хостинги.

У тех же, кто снимает всё сам, так сказать «для души», стандартный видеосценарий выглядит так:

На засранной кухне сидит потасканная девка, лущит яичко или режет колбасу. В зависимости от категории прона (Russian students sex party или Russian home porn with mature) это будет либо малолетка, только вчера получившая паспорт, либо проститутка-героинщица, которая дожидается первой пенсии. К ней подходит мужик и ставит на стол бутылку «Оболони». Далее следует разговор.

— Привет, как дела?
— Привет.
Молчание, мужик открывает бутылку, разливает пиво по фарфоровым стаканам с цветочком.
— Привет, как дела?
— Привет, а у тебя как дела?
Выпивают.
— Так говоришь, дела нормально?
— (с обречённостью в голосе) Давай трахаться?
— (с не меньшей обречённостью) Ну давай…

Далее актёры начинают трогать друг друга за всякое, сосут всё выступающее, лижут невыступающее, и так пока не закончится хронометраж. Иногда приходит кто-то ещё, иногда вместо кухни фигурирует спальня. Оператор бегает вокруг, тряся своей Сонькой-2100, в зеркалах бабушкиного шкафа мелькают тени осветителя и любопытствующих мимокрокодилов, из соседних комнат слышен чей-то смех, а также звук дрели. А на разговоры пофиг, всё равно все звук отключают, к тому же иностранцы ничего и так не поймут.