Почему женщины упорно молчат о своих сексуальных желаниях?

Октябрь 1, 2019 12:34 пп

Анна Топилина

Жаловалась я тут терапевтке на повышенную тревожность и прочий ушиб всей бабки, и она ничтоже сумняшеся посоветовала больше трахаться. (Love her) Но поскольку этот ценный ресурс сейчас недоступен, будем сублимировать. Точнее — снова говорить о насущном — о плохом сексе и его причинах.

В интернетах все очень умные. И опытные. Все важно качают головой и говорят: нет оргазма? плохой секс? Тююю, «нужно просто» разговаривать со своим партнером, показывать, объяснять, пауэр-пойнт презентацию провести слайдов на сорок, и тогда жизнь сразу наладится, клитор найдётся, оргазмы пойдут косяками. Отличная просто мысль. Но тут есть несколько важных но.

Во-первых, говорить страшно. Ещё в детстве мы узнаём, что мужик — это такое очень ценное, но очень хрупкое существо: не дай боженька слово поперёк скажешь — там или эго отвалится, или пиписька.

И вот представим: есть у нас девушка. Девушке хочется трахаться исключительно на люстре и в прыжке. И чтобы мужик при этом был одет в костюм Пикачу и двигался в ритме ча-ча-ча. Какова вероятность того, что молодая женщина возьмёт и сходу расскажет об этом своему партнеру? Правильно, почти нулевая. Ведь знакомясь с новым человеком, ты никогда не знаешь, кто перед тобой, что у него в голове и какой породы его тараканы. И если новый партнёр в ответ на твои откровения вдруг дёрнет глазом, скривится от отвращения или ляпнет, что ты извращенка и шлюха (или наоборот, скажем, фригидное бревно), есть шанс, что у тебя вообще больше на секс не «встанет». А тонкую душевную организацию, знаете ли, слишком жалко, чтобы прям так бросать ее под ноги посторонним мужикам.

А уж как страшно повредить ЕГО тонкое эго, разбив иллюзию того, что от одного взгляда на его нефритовый стержень самки вокруг начинают неконтролируемо оргазмировать! Мальчика же жалко. У мальчика будет травма. Самооценка и то, что ниже пояса, упадёт и больше не встанет — а там пиши пропало. Что случается, кстати, очень редко — мужчины обычно очень талантливо умеют перекладывать с больной головы на здоровую: «это не у меня не стоит, это ты жирная», например; и хрупкая маскулинность на деле далеко не так хрупка, как кажется. Нас учат быть заботливыми и чуткими — поэтому мы проявляем заботу к другим, обходя вниманием себя. И молчим.

Окей, с новыми партнерами ясно. Что же мешает партнерам поговорить потом, когда уже сформировалось какое-никакое доверие и привязанность? А то, что заданные в начале отношений условия — редко меняются и имеют свойство со временем окаменевать. Чем больше энергии ты вложил в отношения, чем больше привязался к партнеру — тем сложнее и страшнее сказать, что тебя что-то не устраивает в сексе, что нужно что-то делать по-другому и что вообще на самом деле хотелось бы чего-то совершенно третьего. Или кого-то третьего. Или армию игрушечек. Или чёрта лысого. Так и живут многие пары, десятилетиями принимая астму за оргазм и пряча друг от друга свои настоящие желания и пристрастия.

Во-вторых, пока у нас нет доступного и широко распространённого секспросвета без «шшшшшш», этожедети и моральной паники, пока у нас нет нормального вокабуляра для называния основных частей тела, действия и функций, говорить о сексе бесконечно сложно. К тому же, девочек до сих пор растят в пуританском стыде перед своими желаниями. И случайная фантазия-понимание, что «мне нравится на люстре и в прыжке», скорее вызовет у женщины желание поглубже запрятать эту грязь и похоть, чем радостно рассказывать о ней партнеру, надеясь на веселое воплощение. Да ладно фантазии — не всем женщинам в принципе очевидно, что их потребности тоже важны и должны учитываться в интимном взаимодействии. И это печаль печальная.

И кстати, чтобы говорить о своих пристрастиях, нужно о них знать. А тут у нас тоже поле непаханое. Тот факт, что секс для женщин долго был равен стыду и унижению, или ресурсу, который следует «отпускать по талонам», мудро и взвешено — чтобы получить максимум практической выгоды, как-то не способствует склонности к самопознанию и последующим задушевным разговорам с партнерами.

В-третьих, разговоры о сексе — это не только женская зона ответственности: «А шо ж ты раньше не сказала?» Чаще всего — потому что никто и не спрашивал. Секс как-то незаметно становится сферой ответственности женщины, ещё одной зоной эмоционального обслуживания — не завела разговор про то, что тебе нравится? Ну и сиди как дура, без оргаз… без подарка. И все-то конечно правильно — мы сами в ответе за своё счастье, по крайней мере в тех зонах, которые лежат в сфере нашего контроля. Но никогда не стоит забывать, что it takes two to tango. И что никогда, никогда не бывает лишним повысить требования к мужчинам, хоть на капельку. Причём не классические патриархальные требования — чтобы хуй был побольше, стоял покрепче и махал он им погрознее, а требования, исходящие из удивительной мысли, что мужчина — это тоже человек. Человек, который хочет и может заботиться, спрашивать, интересоваться и — принимать сказанное партнершей без перекошенного лица и неуместных комментариев. Даже если высказанное ею не совсем совпадает с его сексуальным скриптом или идеям о розовых принцессах, которые не делают ЭТО.

А на мужчин-человеков у нас, к сожалению, большой дефицит. Как-то так и замыкается круг плохого секса. Все молчат и занимаются сексом, который им не нравится, вместо того, чтобы весело качаться на люстре в компании с заводным Пикачу и всячески carpe diem.

Это я все к чему. А к тому, что эту проблему очень сложно решить на индивидуальном уровне. Для того, чтобы пресловутая «коммуникация в сексе» заработала в большинстве пар —  нужно починить и наладить миллион структурных факторов, которые лишают нас слов. А слова — это тоже немалая часть этого самого удовольствия.

#топилина_лонгрид

ПС: последний раз пишу такой длинный текст на телефоне, во-первых, задолбалась, во-вторых пальцы болят, в-третьих, ужасно сбивчиво получилось. Сублимировали, сублимировали, да не высублимировали, гг)