— Если ты играешь Белоснежку, кого представляем? — Гномиков!

Декабрь 9, 2019 9:54 дп
Image credit: #andhikamuksin

Ольга Благодарская

Не было печали, пошла учиться актёрскому мастерству. Мне посоветовали дорогую, но опытную Татьяну. Созвонились. Паренёк с бархатным голосом назвался Таней и пригласил меня на первый урок.

Голос не обманул — Татьяна зацепила меня прежде всего как мужчина. Сочетание голоса и 45 размера ноги (чуть не ушла в её обуви) не позволяло вслух говорить ей «ты». Когда говоришь собеседнику «ты», надо внимательно следить за окончаниями: «ты пошла», «ты сказал». А Татьяна сама временами путалась, что пугало. Хотя, предупредили меня, это совсем не опасно. Мужскую харизму Татьяны определило творческое амплуа. В театре она играла мужчину, который неосторожно влюбился в другого мужчину. Находка режиссёра исковеркала судьбу Татьяны. Гомосексуализм её всосал.

С такой женщиной и себя чувствуешь настоящей принцессой. Ко мне вернулись стеснительность и робость. Захотелось приготовить Татьяне суп, почесать ей затылок, поругаться, расплакаться, кричать, что она меня не ценит. В общем-то, так почти и вышло. Дома — то я давно уже другая. Дома я старательно воссоздаю традиции насилия и расчленёнки скандинавского эпоса. Читаю сейчас Снорри Стурлусона, сборник «Младшая Эдда» и ужасаюсь, как сбывается дурная сказка у меня на глазах. Смотри, говорю мужу, ты вот жалуешься… А ведь если почитать, девы- великанши никогда и не дружили с волшебными карликами. Не было такого прецедента. Постигаем этот опыт впервые, с тобою вместе. Вот, например история златокудрой богини Сиф, у которой бухой Локки украл волосы ночью (стала спать в шапочке после этого). Вот читаем, тут как раз про твою роль в браке: «карлики должны были каждую неделю плести лысой богине парики. Кроме того, они обладали даром находить, добывать и обрабатывать золото. Жили карлики вдали от дев-великанш: либо под землей, либо в ущельях». Либо, говорю, в зимнем саду на диване, как ты. Если не в состоянии плести мне парики из детских волос, находи золото тогда… Обрабатывай, добывай где-то. В чём проблема? Всё же ясно написано.

С Татьяной всё по-другому было. Пришла и молча отдала ей часть зарплаты. Даже с мамой у меня редко случается такая любовь. Как в тумане. Зашла к Татьяне с новогодними каникулами в Ялте, вышла — с билетиком на метро. Ни амбиций, ни перспектив. Мне сказали, что да, Татьяна дорого берёт, но зато «реально раскрывает человека». Отзыв меня заворожил.

Примерно с 6-ти лет со мной мучались, пытаясь раскрыть. При том, что наследственность у меня хорошая. Актёрским талантом страдали все. Дедушка пел в казачьем хоре. Умел как- то удивительно высморкаться за столом, все очень смеялись.

Дядя Валера, который всех нас потом ещё и обобрал — искали его по всему Краснодару лет 5 — часто изображал роды с первым криком ребёнка. Очень любил подвыпить и выступить. Не рассказывала такое психологу, но думаю, всё это и отвратило меня от театра навсегда.

В музыкальной школе у нас был предмет «опера». Каждый год мы ставили спектакли. Я играла дерево. По мере взросления мой актёрский стебель креп: сначала я была маленькой березкой, потом березой, потом грецким орехом. Подо мной разрешали отдыхать и разводить мангал действительно талантливым детям. В конце концов как-то на концерте я запуталась в кулисах и завалила всю декорацию. Мне поставили зачет и больше попросили не приходить.

Но творческое начало во мне не угасло. Сейчас, продолжая двигаться в направлении сложных растений, я могла бы сыграть дуб. Пока же, в новостях, которые я веду, у меня две беспроигрышные позы: «габонская гадюка месяцами не двигается в ожидании жертвы». И «женщина на нудистском пляже» — когда, краснея от стыда, прикрываю папкой живот.

Сумму, за которую Татьяна раскрывает, я узнала уже у неё в квартире. Скажем так, за эту же сумму в подобных квартирах женщины раскрываются немного иначе. Ладно… стоило это 2, 5 тысячи в час. Но есть условие: меньше 3-ёх часов заниматься нельзя. И «если мы хотим результата», ходить нужно каждый день. Только на втором занятии, когда Татьяна похвасталась, что открывает «салон красоты вместе с фитнесом», я поняла, что под словом «результат» мы подразумевали разные вещи. А конкретно — её результат.

За час мы успели многое: поговорить о Татьяне и поговорить о Татьяне. Её успехах, неудачах, жизненном пути, испытаниях как актрисы, и как женщины. Поскольку её внутренний гей всё ещё требовал выхода, мне пришлось слушать, как 8 лет Татьяна изучала гомосексуализм и постигала загадочную душу русского гея.

— Вот смотри — первый совет. Если я играю гея, то кого я должна представлять в зале? Для кого я играю?

Я хорошо подумала. Где-то минуту. То есть — на 41 руб. 666 копеек.

— Для Виталия Милонова? — имелось ввиду, что играть надо на сопротивлении.

— Нет. Запомни и запиши. Запиши, запиши. Если я играю гея, то в зале должны сидеть одни геи. Я играю для них.

Теперь в моем ежедневнике красным подчеркнута сакральная фраза:

«Если играешь гея – играй для геев…»

— Если ты играешь Белоснежку, кого представляем? — не унималась Татьяна, несколько раз придурковато похлопав глазами, как Белоснежка — гей.

— Гномиков!

— Молодец! Усвоили.

Я попыталась зацепиться за Белоснежку. Как за ниточку, по которой можно дойти до сути. Объяснила Татьяне ещё раз, что Белоснежку я как раз играть не собираюсь. Ни Белоснежку, ни гея. Никого. Давайте это наконец запомним и пойдём дальше. Ведь теперь я тоже знаю, как дорого стоит время… К тому же, у меня нет задачи становиться актрисой. Я пришла поработать с текстами. Чтобы вытащить наружу ту бабу, которая их писала, и заставить ее говорить. Вот мешок с прозой, вот я. Давайте начнём. Пока вы не открыли салон красоты и не ушли из профессии.

Мне не терпелось испробовать свои орлиные крылья. 50 страниц чистого золота лежало на столе. Меж тем, шёл 11 час вечера. Глаза Татьяны под шваброй искусственных ресниц слипались. Зато муж одумался. Начал названивать и требовать встречи. Первый раз проявил интерес к моему творчеству, а не просто спросил «что на ужин?» Вспомнил, что он вообще- то продюсер. И наконец готов поступить со мной так, как велит профессия. Только вернись, будем читать до утра.

Короче, выступаю перед Татьяной. С пересказом Гильгамеша. 9 интеллектуальных жемчужин, разбросанных на 30 страницах мелкого текста. После третьего предложения она говорит: стоп, всё понятно. Теперь прочитай всё то же самое, но как шлюха!

Это на языке актёров называется «поиском персонажа». Давайте прямо: в 9 случаях из 10 в вас всё равно найдут шлюху. Главное, в начале во мне всё-таки увидели приличную Ренату Литвинову. Образ устраивал всех. Особенно меня. Рената тоже редко смеётся и обожает погребальный макияж. Когда бледное лицо, красные губы, потухший взгляд. На любое мероприятие идём как на собственные похороны. Когда- нибудь кстати это сработает. Но, к сожалению, Ренату пришлось откинуть. Уже рисуя в блокнотике план того, как мы украдём у неё образ, Татьяна спросила:

— А ты лично знаешь Литвинову?

Конечно не знаю. Стала бы я идти к Татьяне, если бы могла напрямую поговорить с Богиней.

Оказалось, что и Татьяна, несмотря на признание в ЛГБТ сообществе и звёздную роль гея, Ренату не знает.

— Тогда нет. Как же я буду прививать тебе персонаж Литвиновой, если я не знакома с Литвиновой лично?! Забываем про Ренату. Будем работать над шлюхой.

Опять читаю, но уже более развязано. Помню установку, держу в голове первый попавшийся образ шлюхи — Владимира Рудольфовича Соловьёва. Больше никого из таких не знаю. Татьяна снова прерывает. Вижу, как она страдает, стараясь извлечь из меня смысл, её ресницы почти отклеились от пота и слёз. Говорит, ладно, шлюха – это не совсем твоё. Ты, я вижу, из хорошей семьи, тебе сложно. Давай так, ты — валютная проститутка из 90-ых. Холодный Питер, короткое платье, пьяный финн в соседней комнате. Рассказывай всё ему. Зазернись, зазернись в роли.

А я не могу никак зазерниться, потому что меня уже всё бесит вместе с этой Татьяной и её веником дурацких ресниц.

Нет, говорит, не вижу. Ищем дальше. Давай от тебя оттолкнёмся? Тут забрезжила надежда. Мне, говорю, нравится, как читает Жванецкий. Подпрыгивает, и как будто вот-вот лопнет от смеха, как переспелый помидор. Даже когда у него не очень смешно, смеёшься по инерции. Вот! Кричит Татьяна. Вот! Это и есть твоё! Дай мне Жванецкого! Но не плоско. Давай поглубже копнём. Жванецкий, но такой томный, развязанный, с поволокой…

— Как шлюха?

— Умница!

К сожалению, мы так и не успели дойти до 4-ого предложения. Возможно, прочитав его, я бы окончательно зазернилась и не писала бы этот текст. Но, 3 часа истекли. С меня взяли деньги, наговорили кучу комплиментов, типа «схватываешь на лету», «за полгода сделаем из тебя Жванецкого», «первый раз вижу такой талант».

На следующий день, с раннего утра, перед моей работой, мы 3 часа разбирали стишок «наша Таня громко плачет». Мне даже не дали его с выражением прочитать, хотя я готовилась.

— Объясни мне, кто такая Таня?

— Маленькая девочка.

— Нет! Мне уже неинтересно. Сделай мне интересно!

Так мы дошли до того, что Тане на самом деле 47 лет. Она пьющая, одинокая женщина. Сидит на чужой свадьбе, ревёт. В Татьяну давно влюблён её дядя. Он против инцестуальных отношений, но ничего не может с собой поделать. Страсть обжигает его, а собственная чужеродная жена давно надоела. Как быть? Он заигрывает с Таней, кидает ей мяч. Свадьбу отмечают на свежем воздухе, поэтому мяч падает в реку. Женщина-алкоголик рыдает ещё больше. Все мы понимаем, что мяч – символ её упущенного женского счастья. Вместе с мячом как бы тонет её собственная жизнь.

3 часа! 3 часа мы с сатанинским упорством портили стихотворение Агнии Барто. Не удивлюсь, если Татьяна потом продаёт эти закрученные синопсисы на черном рынке сериалов России 1.

— Мне сейчас ехать на работу. Я веду новости. Может, вы дадите пару ДЕЛЬНЫХ советов? Хоть что-нибудь?

— Ну… Как же я могу тут советовать. Это же новости, там же каждый раз разное. Сегодня в 10 вечера жду вас снова, надо закончить с Таней и мячом.

Серьёзно.

Что в этой истории хорошо – персонаж прижился и стал умнее меня. Долго не решалась написать Татьяне, что у меня с ней всё. Начала извиняться, вставлять милые смайлики, слова спасибо на каждом шагу. А потом думаю, да ну к чёрту. 14 штук отдала непонятно за что. И написала этой Татьяне уже как шлюха. Как меня и учили.

К слову, это первый текст, за который я так дорого заплатила. Заплатила! Планирую отбить хотя бы так…