Мама – не человек

5 ноября, 2019 2:46 пп

Анна Топилина

В ту же секунду, когда тест на беременность показывает две полоски, женщина резко теряет человеческий статус и объявляется нашим обществом недееспособной. Как только о ее состоянии узнают окружающие, ее тело перестает принадлежать ей и быстренько переходит в коллективную собственность. «Не нервничай, ребенок психическим родится», «что-то ты слишком много веса набрала», «чего ты такая худая, фигуру бережешь небось, а ребенок слабый будет», «куда ты в спортзал пошла, что выкидыш хочешь спровоцировать?», «чего ты на диване лежишь, беременным нужно быть активными», «куда ты опять побежала, беременным нужно отдыхать», «не лежи в ванне», «сглазят», «выкурила сигарету? детоубийца!», «не пьешь даже глотка вина? Да нуу, бокальчик можно», — делай, не делай, стой там, иди сюда.

Советы, советы, советы, рекомендации, особо ценные указания, осуждение, укоры, «я просто хотел(а) как лучше», «я тебе помочь хочу» и так до бесконечности. Мало того, что у тебя внутри растет другой человек (!) – и это вообще какая-то непостижимая (и не всегда приятная) штука, которую и без ценных мнений окружающих осознать практически нереально, мало того, что твое тело неконтролируемо изменяется и выдается триста пятьдесят спецэффектов, о существовании которых ты зачастую даже и не подозревала, — но теперь ты еще и не человек. Ты безмозглый придаток к развивающемуся в тебе зародышу. Даже если всего за пару месяцев до этого ты была (и считалась) успешной, образованной и самостоятельной женщиной, способной взвешено принимать решения и воплощать их в жизнь.

Еще интересней становится после родов. «Рожала естественно? Ты че дура? Теперь «там» ведро будет пролетать», «Кесарево? Тююю, даже сама родить не смогла», «Кормишь грудью? Орет? У тебя наверное молока мало, голодный он», «Кормишь грудью? Ребенок орет, но растет, как на дрожжах? Перекормила, диабет будет», «Кормишь смесью? Недомать, плохо старалась кормить грудью», «Кормишь грудью и пьешь вино? Он же инвалидом у тебя станет!», «Кормишь грудью и не придерживаешься диеты молодой матери – так поэтому он у тебя так орет!», «Купаешь раз в неделю? Ты е…нулась?», «Купаешь каждый день в ромашке, окропленной слезами девственниц? Тебе делать нечего?». «Спит в своей кроватке? Расстройство привязанности!», «Спит с вами? Муж уйдет!». И так далее и до бесконечности. Любая особенность поведения ребенка – вина матери, все, что мать делает – неправильно (причем мнения могут меняться в прыжке), и, что самое главное — любой пробегающий мимо человек, у которого его человеческий статус еще не отобрали, будто имеет полное право чугунным сапожищем вдарить по чувству материнской вины. И в деталях объяснить несчастной глупой женщине, что именно она делает неправильно.

С каждой стадией развития ребенка темы Очень Ценных Указаний меняются, где-то после двух лет начинается «Вы вашего уже учите английскому языку? Нет? Странные какие-то, ребенка не развивают», «Вы вашего учите английскому? Да вы е…анулись, это же ребенок», упреки в «агрессивном» поведении ребенка, придирки к «воспитанию», рассказы о том, что «памперс в три – это диагноз», а уж соска в три – это так вообще, пойти и повеситься. А писать-читать уже научился? А развиваете? А спорт? А школу уже выбрали? А сколько часов уроки с ним делаете? Ну и так далее по нарастающей. Слова разные, мелодия одна. Дети растут, а статус кво не меняется – мать – это такая фигура, об которую можно смачно и с оттяжкой потереть свое эго, выгулять белое пальтишко и показать, какое ты на самом деле Знающее, Компетентное и Опытное Человечище. Не то, что некоторые.

Счастье, если у матери есть определенный запас внутренней целостности и достаточно незаблокированная агрессия, чтобы идти своей дорогой, не вестись на идею «жертвенности» и «все для ребеночка», не слушать запугивания со стороны системы здравоохранения (которая на постсоветском пространстве чаще всего выдает рекомендации, устаревшие эдак лет на тридцать и ничего общего не имеющие с учетом интересов матери), говорить «со мной и с моим ребенком все хорошо и я сама точно знаю, как надо», параллельно громко и четко отправляя своей дорогой всех советчиков. Но далеко не все так умеют, к сожалению (да и наша гендерная социализация нас к этому не готовила). И «добрые» слова окружающих становятся еще одним камнем в и так не очень легкую ношу, которую несут на себя матери. Причем часто эти камни – тяжелее самого фактического репродуктивного труда.

И да, очень хотелось бы жить в мире, где женщина, вступая в новую роль, не теряла бы статуса дееспособного человека. Где к молодым матерям относились бы с уважением и поддержкой, где советы выдавались бы только по прямому, недвусмысленному запросу. Где на материнском чувстве вины не играли бы все – от близких родственников, до медработников и говноспециалистов онлайн. И где у каждой матери над головой висел бы невидимый знак «только я знаю, что лучше мне и моему ребенку», а не неоновые буквы «пни меня». Но доживем ли?

#топилина_лонгрид
Иллюстрация: Natashja Blomberg