Пенис сам по себе — инструмент угнетения. Да что случилось с феминизмом?!?

12 декабря, 2019 5:50 пп

Vi Shi

В 1919 году тысячи женщин вышли к Белому Дому и потребовали права голоса. К следующим президентским выборам они его получили.

В 60-70-х протесты феминисток привели к серии законов, гарантировавших равные права на работе, в университетах, больницах и дома.

А в ранних 2000-х феминистки начали бороться со словом «тоже», с «патриархальным» дизайном коробок от сухих завтраков и с «вызывающими позывы изнасиловать» спортивными талисманами в коллеждах.

Феминизм принято делить на 3 волны. Первая волна продвигала политическое равенство, вторая — равенство перед законом и в профессии, и третья волна, которая длится последние два десятилетия, выступает за социальное равенство.

Но если политические и законные права прозрачны и легко отслеживаются, то социальные — очень туманны и неопределённы. Нынешняя борьба не направлена против несправедливых законов или сексистских образований, а против бессознательных предрассудков и многовековых культурных норм, которые ставят женщин в невыгодное положение. Женщин до сих пор угнетают бесчисленными способами. Но если раньше эти способы были очевидны, то сегодня всё тяжелее прослеживаются и распознаются.

Вы больше не имеете дела с учреждениями и организациями, вы работаете с человеческими мозгами и восприятием. Вам нужно противостоять системе верований и заставить людей забыть и переучиться с того, что они знали десятилетиями. Это очень, очень сложно.

И самое сложное — определить на социальной арене, где есть неравенство, а где его нет. Если я увольняю трёх человек, и двое из них — женщины — это равенство? Или это сексизм? Ты не можешь ответить пока не узнаешь, почему я уволил их. И не узнаешь, так как для этого тебе нужно залезть в мои мозги, чтобы понять мои представления и мотивацию.

Так что у нынешнего феминизма проблемы с системой измерений. Легко измерить, получают ли девочки и мальчики одинаковую стипендию. Или одинаковая ли зарплата у мужчины и женщины за одну и ту же работу. Достаточно вынуть калькулятор — и вперёд.

Но как измерить социальное равенство? Если людям нравится больше твой брат, чем сестра, это потому, что она — женщина? Или потому что она — дурной человек? Или ещё круче — если несколько студенток считают, что символ колледжа, так называемый талисман, — страшный, это вообще как — законное притеснение с их стороны? Или постоянное добавление двойных окончаний глаголов — как мы докатились до этого?

Философский феминизм против племенного

Не думаю, что много споров вызовет моё утверждение — философский феминизм понимает всё правильно: люди, независимо от пола, должны получать равные права и уважение. Это выглядит нормально для любого порядочного человека, живущего сегодня.

Феминизм также верно понимает, что женщины были угнетены большую часть истории цивилизованного человечества, практически во всех культурах и обществах, и это наследство до сих пор тянется за нами.

И, наконец, феминизм правильно считает, что все мы растём в атмосфере повышенной маскулинности, что вредно не только для женщин, но и для мужчин.

Всё это верно, и давайте объединим эти идеи в одну группу — философский феминизм.

Проблема сегодня в том, что феминизм — это уже не просто философия. Сейчас феминизм — это политическое движение, социальная идентичность, а также — ряд учреждений.

А дальше происходит то, что происходит с любой группой людей. Они всегда начинают с идеи. И часто — это очень хорошая идея. Потом они приходят и начинают организовываться вокруг этой идеи, потому что организация больших групп и образование структур — это именно то, что позволяет сделать дело в обществе.

Но проблема в том, что как только вы объединяете людей для решения простой задачи, вы аккумулируете политическую власть, строите учреждения и даёте людям карьеру. И все плохие человеческие качества начинают вступать в силу.

Как люди — мы существа племенные. Наша установка по умолчанию — стать частью какой-нибудь группы, чтобы бороться с другой группой. И как часть нашей маленькой группы, мы тут же приобретаем предубеждения и предпочтения. Мы строим систему верований, которая подчёркивает нашу власть и превосходство. Мы придумываем «тесты», которые выявляют «истинных» последователей и «слабые звенья» в нашей вере, и мы либо обвиняем «слабых» в неверии, либо вовсе исключаем их из группы.

Как сказал однажды комик Джордж Карлин:

«Я люблю индивидуальности. И ненавижу группы. Я ненавижу группы с «общей целью». Так как довольно скоро у них появляются нашивки. И повязки. И боевые марши. И список людей, которых они хотят посетить в 3 часа ночи. Поэтому я не люблю и презираю группы людей. Но я люблю индивидуальности».

Как только философия становится племенной, их верования больше не служат моральным ценностям. Они служат сохранению и продвижению племени.

За последние несколько десятилетий сексуальное насилие снизилось в два раза, домашнее насилие — на поразительных две трети! Женщины превзошли мужчин и получили в США 60% всех степеней бакалавра. И не смотря на расхожую фразу, что женщины зарабатывают 77 центов с каждого доллара, заработанного мужчинами, если вы обратите внимание на то, что мужчины отрабатывают больше часов и заняты на более тяжелых работах, то выйдет, что на самом деле женщины уже давно зарабатывают 93-95 центов из каждого «мужского» доллара.

К чему я это говорю: со времён второй феминистской волны 60-70-х годов был сделан такой огромный прогресс, что многие (и даже феминистки!) считают, что скоро мужчины останутся позади.

Но проблема, как я уже сказал, в том, что феминизм превратился в учреждение, а члены учреждения думают о своём благополучии в первую очередь, а потом уже о благополучии мира.

Многие феминистки 70-х смогли получить образование и затем писали книги, организовывали фонды, проводили конференции, создавали политические организации, открывали журналы. Довольно скоро феминизм перестал быть просто курсом для них, он превратился в карьеру. Их банковские счета зависят от того, чтобы патриархия и дискриминация продолжали существовать всюду, куда бы они ни посмотрели. Так что они их и находят.

И вот так феминизм стал племенным.

А племенной феминизм создал свою систему верований: что куда бы ты ни взглянул — всюду угнетение патриархии, маскулинность невероятно оскорбительна, а единственное отличие между мужчинами и женщинами — это вымышленная культура воображения, не основанная ни на науке, ни на биологии. Что даже само знание — это форма патриархии и угнетения.  Любой, кто пытался задавать феминисткам вопросы или возражать им — тут же оказывался выпернутым под зад из их племени. Они сами превратились в угнетателей. А те, кто развивал их систему верований до заключений, что пенис сам по себе — культурная конструкция для угнетения, что школьные талисманы провоцируют изнасилования, что коробки из-под хлопьев оскорбительны — были вознаграждены более высоким статусом внутри племени.

Это действительно тот окоп, в котором вы хотите умереть?

Известный атеистический писатель Сэм Харрис недавно подвергся нападкам феминисток несмотря на то, что сам является представителем крайне-левых прогрессивных взглядов и критикует угнетение женщин по всему миру.

В чём было его преступление?

Его спросили, почему большинство его читателей — мужчины. Он ответил, что критика религии, как правило, оперирует агрессивными терминами, а мужчины более склонны к такой риторике, чем женщины.

И женщины не могли остановится, обвиняя его в сексизме.

Одно из его ответных выступлений выглядело примерно так:

«Это правда основа существования вашего поколения? Зона комфорта, которую вы защищаете триггерными предупреждениями и микроагрессией? Это действительно тот окоп, в котором вы хотите умереть?»

Предыдущие поколения феминисток готовы были умереть в окопах борьбы за право голоса и образования, за защиту от домашнего насилия, за равную оплату труда и справедливые законы при разводе.

Окоп нынешних феминисток — это Полиция Чувств. Защита всех от чувства, что их оскорбили.

Известная фраза Ганди: «Будь тем изменением, которое ты хочешь увидеть в мире».

Единственный способ разбить стереотип — это стать НЕ-стереотипом. Да, женщины сейчас получают 60% дипломов о высшем образовании. Но при этом только 20% идут в профессии, связанные с математикой, инженерным делом, наукой и технологиями. При том, что это самые высокооплачиваемые профессии! (сюрприз). Вы хотите видеть больше женщин в математике и науках? Так будьте там! Хотите больше женщин-руководителей? Организуйте бизнес! Больше женщин в политике? Идите в кандидаты. Вот где реальные активисты. Вот где настоящий прогресс.

Легко писать злобные комменты в Фэйсбуке или пикетировать офис. Сложно быть женщиной в политике и науке.

Как только ваша философия вывернулась наизнанку, — она стала коррупционной. Всё это ровно то же самое, что коммунизм конца 20 века. Вместо обеспечения всеобщего равенства и благоденствия он добился ровно противоположного. Вы стали так заняты полицейским выслеживанием человеческих мыслей и мнений, что потеряли понятие о том, что действительно важно.

***

Перевод: Mark Manson