Право на привлекательность

Октябрь 26, 2019 5:07 пп

Анна Топилина

Толстые – не женщины: почему общество отказывает нам в праве на привлекательность и сексуальность.

Прочитала я тут очередной веселый срач на тему плюс-сайз моделей для белья Agent Provocateur и, кажется, наконец могу сформулировать одну мысль, которая мне не дает покоя уже месяц, и которая все никак не хотела ложиться в слова (она до сих пор не хочет, но я попробую).

О чем был срач?

Поборники эстетики и худобы из русскоязычного пространства хором заявили, что шикарное белье Агента Провокатора – не для толстух, толстухи могут продолжать покупать себе трусы в Ашане, потому что сексуальные тряпочки из кружев и ангельских перьев предназначены исключительно для тонких нимф с четко прорисованными мышцами пресса и грудью церковным куполом. И эта мысль так болезненно отозвалась во мне, что захотелось написать текст про «лишний вес», нормативную женственность и право на привлекательность.

У каждого человеческого существа с рождения есть биологический пол (хотя и здесь не всё однозначно — в США уже продвигают разделение на 70(!) гендеров).

Что это значит? Это значит, что для того, чтобы считаться «женщиной» в данном конкретном обществе ты должна соответствовать определенному набору требований и ожиданий. Мы с детства прекрасно знакомы с этими ожиданиями, даже если не всегда можем их вербализировать и осознать. «Женщина» — это та, кто одевается определенным образом (не только юбки и платья, но и, например, более обтягивающие фасоны одежды, более яркие цвета, определенные модели обуви), совершает ряд «женских» практик (макияж, маникюр, удаление волос с определенных частей тела), ходит, сидит и вообще передвигается в пространстве определенным образом (например, сидячая поза с широко расставленными ногами считывается нами однозначно как «не-женская»), говорит в определенной тональности, занимается определенными вещами и так далее и тому подобное.

То есть, если упрощать, одного наличия вульвы и груди совершенно недостаточно для того, чтобы общество назвало тебя женщиной и начало обращаться с тобой соответствующе. «Женственность» — это не естественное состояние, не природная характеристика, а процесс — что-то, что конструируется и творится через определенные действия и поведение. «Отыгрывая» женственность по всем канонам, мы получаем пропуск в ту сферу, которую общество считает «женской». Попросту, если тебе удается правильно и убедительно «сыграть женщину», ты получаешь все то, что положено женщинам. Получаешь разное – от горя горького (угнетения по всем статьям) до относительных «привилегий» (ставлю тут, конечно же, кавычки, потому что привилегиями это на самом деле не является, а является скорее сладкой конфетой, которую дают к горькому лекарству). Например, талантливо отыграв «правильную женщину» — ты получаешь высокий статус, становишься аппетитным призом на рынке объективизации, получаешь одобрение и и похвалу и можешь, например, урвать себе «престижного» мужчину, тоже наиболее успешно отыгравшего свою роль в театре ожиданий.

К чему это детсадовское введение в социал-конструтивизм? А к тому, что я заметила преинтереснейшую штуку.

Загвоздка вот в чем. В нашем современном обществе границы нормативной женственности уже хорошенько размыты и расшатаны. Ты можешь не носить юбки, не краситься, не делать маникюр, иметь монобровь и даже не брить ноги – и все равно попадать в шаблон нормативной женственности и женской привлекательности. Да, стартовые позиции при этом могут быть разные, но в в саму категорию ты кое-как попадаешь. Но тут есть одно но – ты попадаешь туда только, если ты нормативно худая. «Лишний вес» — это наверное последняя сохранившаяся красная карточка, дисквалифицирующая тебя из гонки за нормативную привлекательность, да что уж там, за звание «женщины» в целом.

Если тебе не повезло оказаться толстой, ты переходишь в разряд бесполых существ, которые не имеют права «примазываться» ни к «женскому» полюсу, ни к «мужскому», и зависают где-то посередине, в мире серых балахонов и асексуальности (потому что сексуальность – это тоже конструкт, и чтобы вписаться в его границы, нужно выполнять определенные требования и вписываться в готовые сценарии). Не важно, насколько идеальный у тебя маникюр, ухоженные волосы, старательный макияж и модная одежда – если ты толстая, это все как бы «не считается», потому что привлекательной женщиной ты не можешь быть by default. Толстым женщинам общество отказывает в праве на сексуальность, в праве на привлекательность. Максимум, на что они могут рассчитывать – это стать неким фетишем для тех, у кого стоит на «что-то эдакое».

Именно поэтому мы имеем столько толстых женщин, «махнувших на себя рукой» (мерзкая формулировка, но имеем, что имеем): когда ты подсознательно ощущаешь, что как бы ты не старалась, общество все равно не включит тебя в списки «привлекательных женщин», зачем лишний раз напрягаться? Я очень ярко чувствовала это в подростковом возрасте и даже кое-как пыталась сформулировать – что толку, что у меня огромные зеленые глаза, густая коса до пояса, пропорциональные формы – если все это перечеркивается одним фактом того, что эти формы на три размера больше «проходного стандарта» в мир «женщин»? Я не чувствовала лет до 25, что «имею право» пользоваться косметикой, или сексуально одеваться, или носить какое-нибудь «эдакое» белье. Мне казалось (ну и не зря казалось), что все это будет исключительно смешным и жалким – смотрите, толстуха старается, ей, кажется, никто не сказал, что она УЖЕ проиграла эту игру.

Это попадание в состояние «не-женщины», с одной стороны, освобождает: «лишний вес» как бы защищает нас от груза общественных ожиданий, от необходимости старательно отыгрывать красоту и женственность. Выбыла из гонки – и молодец, сиди себе и занимайся своим делом, все равно уже «все пропало». А с другой стороны – это все ужасно грустно. Потому что вместе с этим теряется то самое ощущение собственной привлекательности и сексуальности, теряется ощущение легкости и игривости, теряется свобода эспериментировать с внешним самовыражением (потому что бьюти-практики – это далеко не всегда про угнетение и ожидания, это может быть и про творчество, и про own your sexy), теряется ощущение собственной ценности (потому что мы не можем жить в обществе, постоянно чувствовать его не-принятие и не страдать от этого – не существует настолько независимых и цельных людей, увы и ах).

И времена, конечно же, меняются – появляются совершенно сногсшибательные толстые женщины, которые штурмом возвращают себе свое звание «женщин», отвоевывают назад право толстых женщин на сексуальность со всеми ее атрибутами. Отвоёвывают (да, это смешно, но почему-то важно) себе право на то, чтобы тоже быть красивыми аппетитными объектами, а не бесполым серым нечто, зависшим в пространстве между мирами.

А реакция общества на это – по-прежнему совершенно непримирима. Стоит только почитать комментарии под любым постом Тесс Холидей или любой другой плюс-сайз блоггерки, не прячущей свою сексуальность – и степень этой непримиримости становится очевидна и пугающа. Но, будем надеяться, времена изменятся. И у обладательниц всех тел появится возможность делать то, что им хочется, быть тем, чем им хочется. Носить прозрачное кружево, или бабушкины труселя из двух квадратных метров хлопка. Отыгрывать «сексуальную конфетку», или добровольно выбывать из этой гонки. Дожить бы.

ПС: На всякий случай: за срач по транс-вопросам в комментариях буду банить. Пост вообще не об этом, но я вижу зацепки, которые могут завести не туда. И вот не нужно.

#топилина_лонгрид
#топилина_бодипозитив