«Разве мы не поднимемся к тебе?..»

Ноябрь 13, 2019 7:12 дп

Елена Милявская

Лиде 51 год, она хорошенькая, спортивная, игривая и кокетливая женщина из хорошей семьи. Муж у неё умер, детей нет и она незаметно оказалась на шестом десятке совершенно одна. И вот кто-то посоветовал моей  Лидочке не ждать счастливого случая, а взять судьбу в свои руки и заняться поиском «серъёзного мужчины без в/п» и так далее.

И вышла она с этим поиском ни много — ни мало, а на сайт Eврейских знакомств. На Лидочкину фотографию клевали многие, но всё не те. То какой-то Яша из Кишинёва подмигнёт — то Эдик из Махачкалы виртуальный поцелуй пришлёт…

И так целыми днями… И вот, наконец появился некий Герд, кавалер местного розлива, немец, как  он сообщил в своём эккаунте,с собственным домом и сотрудник какой-то американской торговой фирмы в Германии. Правда, на фотографии он Лиде так особо не понравился, и  внутренний  голос  начал ей что-то мямлить, что кина тут не будет, но внутренний голос не начальник, его и заткнуть можно.

Созванивались они с Гердом несколько дней кряду, никак не могли условиться о месте и времени встречи, но потом всё-таки разобрались и договорились. Решили так, что он подъедет к её дому, оставит там свою машину и они поедут на неё машине в центр города ужинать на Королевскую Аллею.

Герд объяснил Лиде, что, как житель маленькой деревушки, он быстро теряется в больших городах и может запутаться, даже следуя указаниям навигатора. Он действительно не приехал к положенному часу, блуждая по автобану и разыскивая правильный съезд,  при этом звонил Лиде постоянно из машины  очень просил дождаться дождаться его приезда, потому что её ждёт подарок. И Лида дождалась.

Подарком оказались где-то по дороге  три сорванные розочки, разной высоты и возраста, ближе к пенсионному. Да и сам Герд оказался под стать цветочкам – «старый мальчик», окрестила его сразу Лида про себя, но виду не подала.

Герд очень удивился когда она с кислой рожей швырнула этот «букет» в багажник и спросил: «Разве мы не поднимемся к тебе?» «Нет», — рявкнула в ответ Лида и ударила по газам.

Разминался  Герд в основном пивом. Лидка потом рассказывала, что видимо бухал он на старые дрожжи, потому что после пива шёл шнапс, за ним белое сухое, а потом уже всё остальное. Несмотря на это он был ещё вполне вменяем и на  вопрос «как же ты после столько выпитого домой поедешь?» ничего не отвечал и только всё норовил погладить её ухоженную, наманикюренную ручку своей полудетской, безвольной ладошкой.

Они сидели за столиком многолюдного кафе и пытались найти общие темы для разговора. Но Лидку на разговор не тянуло. Она быстро сообразила, что судьба в облике  интернет-знакомства, подсунула ей алкаша,  и отвечала на его вопросы «да» или «нет».

Он всё время пробивал Лиду на тему «неужели она позволит ему уехать в таком состоянии». Ведь он слышал, что русские женщины сердобольны и жалеют своих мужчин, когда те напиваются…..

Лида хотела было встать и сразу послать его, но он всё-таки удержал её, снова усадил за стол и сказал, что шутит, что она, мол, такая симпатичная, а он  о ней всё ещё ничего не знает.

Вот например родители. Чем занимаются, как живут?… И Лида коротко рассказала, что папа уже давно пенсионер, а когда-то вместе с мамой у них был зубоврачебный кабинет и он много работал, но разбогатеть не удалось, и теперь вот оба они вынужден жить совсем скромно.

«Так а с какого года рождения твой отец?», — поинтересовался Герд.

«С тридцать первого»

«И мой с тридцать первого.», — воскликнул Герд так радостно , словно с этого момента в его жизни начали происходить удивительные вещи, и приободрившись, уточнил: «Так он у тебя тоже был в ГИТЛЕРЮГЕНД?»

После этих слов Лида впервые в жизни почувствовала что-то такое, о чём пишут в женских журналах на тему «климактерический прилив», потому что ей сначала стало жарко, потом она покрылась пОтом, а вслед за этим её всю  затрясло.

«Ты что, ох….л?», — заорала она, подбирая на ходу немецкие слова-синонимы.» Мой отец еврей, моя мать еврейка, я тоже еврейка. Какой, блядь, Гитлерюгенд?»

И тут у Герда в его мутных глазках появилось что-то в виде проблеска,  Он удивлённо взглянул на Лидо тихим голосом поинтересовался: «А почему ты мне раньше об этом не сказала?»

В ответ на это Лида решила вообще больше ничего не говорить. Она просто заказала себе два шнапса и выпила их подряд и залпом. Из ресторана они выходили, оба покачиваясь….

Эту историю она мне рассказала уже по телефону из своей машины, после того как проводила своего нового знакомого, показав ему выезд на автобан, чтоб он ничего вместе со своим навигатором не перепутал и не полночи не тарабанил ей по телефону.

Сразу после этого моя подруга, переполненная впечатлениями от этого вечера, набрала мой номер и так кричала в трубку, что я даже не могла понять, плакала она или смеялась. Я, во всяком случае, ржала до слёз так, что долго не могла уснуть. Единственное, о чём я её успела попросить, так это ехать после двух шнапсов помедленней и не принимать всё это близко к сердцу. Подумаешь? Бывает…

Лида дала мне честное слово, что будет ехать осторожно и твёрдо заявила, что теперь на «этом жидовском сайте», ноги её больше не будет никогда!

Елена Милявская