Самое время блеснуть: «А у самки кенгуру три вагины!»

15 декабря, 2019 10:13 дп

Seva Novgorodsev

Наступают праздники, грядет застолье и громкие шутливые разговоры с друзьями-знакомыми. Самое время блеснуть, удивить, понравиться. Это нелегко, поэтому хочу предложить вам несколько возможных сценариев.

После второго тоста, накладывая соседней даме салат «Оливье» можно, как бы невзначай, сказать со вздохом, в стиле Хлестакова: «хорошо быть осьминогом!» — Почему? — удивится дама, — вы что, завидуете, хотите, чтобы у вас было восемь рук?» — «Нет, скажете вы с затаенной страстью, — я хотел бы, чтобы у меня, как у осьминога, было три сердца!»

И с легкостью продолжите, что два жаберных сердца осьминога качают кровь в левое и правые жабры, а одно, главное, гонит кровь по всему телу. Кровь у осьминогов не красная, как у нас, а голубая, потому что она окрашена гемиоцином, соединением на основе меди. Это позволяет осьминогу жить в холодной воде почти без кислорода.

Если за столом зайдет речь о военных действиях натовских союзников на ближнем Востоке, можно вполголоса — тут важно не пережать, — заметить, что на каждого убитого боевика приходится 250 тысяч выпущенных патронов. Это три тонны боеприпасов, целый грузовик.

«Вот на что уходят деньги налогоплательщика! — можно заметить с сочувствием в голосе и с легким сарказмом добавить: «вы знаете, налоговое законодательство США в четыре раза длиннее полного собрания сочинений Шекспира!»

У какой-нибудь девушки неизбежно закружится голова. Усаживая ее на диван поудобнее, можно походя заметить: «каждую секунду сквозь голову каждого человека, тихо и незаметно, пролетает сто миллиардов нейтрино. Вот голова и кружится».

В сугубо мужской компании после третьей бутылки можно порадовать собравшихся словами — «а у самки кенгуру три вагины!»

Тему это продолжат, подхватят, разовьют. Найдутся подходящие кандидатуры на роль кенгуру из общих знакомых. Будет весело.

Но про девушку на диване, у которой от нейтрино голова кружилась, можете забыть.

Она вам эту шутку про кенгуру не простит никогда.