Тело: любить нельзя ненавидеть. Программный бодипозитив

3 ноября, 2019 11:15 дп

Анна Топилина

Вдогонку к вчерашней дискуссии о фэтфобии захотелось сформулировать одну важную мысль – для меня она немного из доменов Капитана Очевидности, но для многих она все еще очень нова. Меня иногда спрашивают – чего я тащу на свет божий всякое говно – например, людей, которые прямо кушать не могут, пока не обсудят чужие тела, привычки и здоровье. Можно же просто забить болт и пройти мимо – собака лает, караван идет. Но, к сожалению, пройти мимо я не могу из-за одного личного триггера, который, я уверена, я разделяю со многими другими, и парочки очень весомых убеждений. Сейчас расскажу. И пусть это будет моим программным заявлением.

Критиков чужой (и не только) внешности – как в интернетах, так и в живом взаимодействии – всегда очень много. Кто-то за глаза полощет кости общим подругам (разжирела, распустилась, подурнела, you name it), кто-то имеет наглость прямо в глаза рассказывать тебе о том, что ты «что-то поправилась» и платье уже не сидит, кто-то пассивно агрессивно намекает, что лишняя котлетка тебе не пойдет впрок, кто-то так отчаянно ненавидит себя и свое тело, что сияние этой ненависти поражает и заражает все вокруг в радиусе пары километров.

Если опустить последнюю категорию (от которой тоже ничего хорошего не бывает, но она немного из другой оперы), то все любители покритиковать чужие тела на первый взгляд руководствуются добрыми намерениями и благом человеческим. Они ведь что себе думают? Они думают, что а) толстые люди НЕ знают, что они толстые, понятия не имеют – нужно им открыть глаза, б) что толстые люди не знают, что можно жрать всего лишь на два ведра сала меньше и проходить лишние триста метров в день – и их проблема решится и в) что через критику и открытую ненависть они толстым причиняют благо, склоняя их на светлую сторону и мотивируя «взяться за себя» и превратиться в худышек.

Но, к сожалению, эти добрые намерения проваливаются по всем трем пунктам. Во-первых, толстый человек всегда прекрасно знает, что он толстый. Если вы думаете, что вы первый сообщите ему эту новость – я вас огорчу, пристраивайтесь в конец очереди. До вас ему это сообщили как минимум зеркало (точнее его собственный мозг, сравнивающий отражение в зеркале с 97% тел, доступных для наблюдения в медиа и массовой культуре), полки магазинов (которые как-то не спешат обслуживать интересы ненормативных тел) и парочка людей разной степени доброжелательности. Или парочка сотен людей – это уж как повезет.

Во-вторых, толстые люди чаще всего знают про питание, спорт и функционирование организма КУДА больше вас. Или как минимум не меньше. Учитывая прекрасную атмосферу токсичной дискриминации, в которым толстым приходится жить бОльшую часть своей жизни, поверьте мне, они не раз, не два и не сто двадцать два раза задумывались о том, чтобы похудеть. Начитывали матчасть, сидели на диетах, бегали по врачам, сдавали анализы, убивали себя об спортзал, в отчаянии платили деньги за какие-то глупые пилюли и тренировочные схемы, оплачивали мастерклассы, «много ходили», «ограничивали себя» и так далее и тому подобное. Открывать толстому человеку глаза на то, что НУЖНО ПРОСТО сделать то и это – это как учить отца еб…ться, простите мой разозленный французский.

Ну и наконец, в-третьих, и самых важных. Повторяйте за мной: никто-и-никогда-не-изменится-от-критики-и-ненависти. Хейтерство не создает худышек. Хейтерство как раз создает толстых и людей с серьезными проблемами со здоровьем. Ненависть к своему телу никогда, ни под каким видом не может подтолкнуть к позитивным изменениям. Ненависть вообще плохое топливо для чего-либо хорошего. Зато ненависть отлично запитывает всякие «краш-диеты», напрочь убивающие метаболизм и способствующие последующему набору +10 сверху к тому, что уже было. Ненависть запитывает расстройства пищевого поведения, которые приходят к набору +10 сверху к уже набранным. Ненависть запитывает тревожность и проблемы с самооценкой, которые ведут не только к набору еще +10, но и, например, к повышению риска попадания в абьюзивные отношения, к депрессиям, к огромному снижению качества жизни.

Все это происходило и со мной. К моим 16 (когда я была довольно «нормальной» девочкой среднего телосложения, но ужасно крупной по меркам нашего общества) мне примерно две тысячи раз объяснили, что я жирный, ленивый и распущенный урод, меня такую никто не полюбит и мне срочно нужно худеть. И что женщина больше 50 кг – это не женщина, а мешок с фекалиями. «Ах я уже урод? Ну ладно», — подумала я и ушла в крутое пике. И уже к 18 я имела те самые +20, компульсивное переедание, самооценку в заднице, потом опыт краш-похудения почти на 40 кг за 5 месяцев, из которого я вышла живой и здоровой только благодаря юному возрасту и железному здоровью, опыт анорексии и пару эпизодов булимии, и много других опытов, которые я не пожелала бы и врагу. И да – все это произошло со мной тогда, когда у меня еще не было ни ума, ни опыта, ни ресурса сопротивляться общественному давлению, критике и промыванию мозгов. Когда у меня не было того умения, которым так часто любят хвастаться уже пожившие феминистки – посылать нах…й всех мимокрокодилов.

И именно поэтому я всеми руками и ногами топлю за любовь к своему телу – каким бы оно не было. За принятие себя. За принятие других. И постоянно порываюсь вешать на столбах всех тех, кто так слезно печется о чужом здоровье – а на деле превращает жизнь других людей в ад (ведь, извините, но ненависть долго внутри не держится – она проливается не только в интернет, но и во внешний мир – на дочерей, подруг, родственниц, случайных прохожих).

Повторю еще раз – ненависть, токсичная псевдозабота и критика никогда не ведет к позитивным изменениям. А вот убивать она прекрасно умеет (гляньте когда-нибудь на статистику смертности от анорексии, например). Не будь бодишеймером, переходи на светлую сторону. У нас тут правда есть печеньки 😊

#топилина_лонгрид
#топилина_бодипозитив