«Я и сама, будучи студенткой пединститута, впала в афёру с преподавателем моего института…»

Ноябрь 12, 2019 3:15 пп

Ирина Неделяй

Хотела отсидеться. НЕ хотела писать про безумного профессора.

Но то ли то, что московские друзья приехали и сняли апартаменты на Мойке и то, что мы справляли встречу в нескольких сот метрах, в тот же день, когда совершил преступление бывший профессор и бывший кавалер разных орденов и почетный член обществ, то ли некоторое совпадение с моей судьбой, заставляет меня таки высказаться.

Я и сама, будучи студенткой пединститута, впала в афёру с преподавателем моего института.

Все тоже было «с поджогом» как приговаривает моя маман.

«Мой профессор» мне предложение сделал так: позвонил по городскому телефону и сказал, что если я за него замуж не пойду, он сбросится на лед с новосибирского коммунального моста.

Ну я и пошла.

А что вы хотите от дуры девятнадцати или восемнадцати лет?

До этого опыт у меня был такой: я его любила и он меня, сначала Он предложил пожениться, я отказалась от этого, затем уже я предложила, когда Он был в армии, но тут Он заколебался.

Все. Финита ля комедия.

Мы — девушки резкие. Или все, или ничего! Никаких оттенков серого!

Нельзя, конечно, сравнивать обычного преподавателя живописи в сибирском институте советских времен и профессора из Питера конца двадцатых, двадцать первого века, между прочим. Тем более этот «наш» нынешний профессор-Наполеон.

Но окончание отношений очень похожие!

Мой со временем стал следить за мной, не пускать меня никуда, даже на конференции педагогические, устраивал мне психодрамы с поджиганием картин своих и чужих и так далее.

Плюс нарастающее пьянство.

Я человек по натуре весьма специфический. Я как кот — все чувствую, а объяснить не могу.

Однажды я проснулась утром, и поняла, что надо таки пойти на развод. И это будет ужасно конечно, но если я этого не сделаю, он меня по-тихому убьёт. Потому что его любовь ко мне превратилась уже не в любовь, а в уверенное владение рабом.

И никакое сопротивление не могло поставить его мозги назад. Никакое.

Разница между нами была в каких-то восемь лет. Это тебе не тридцать, но «профессор» постоянно намекал, что он де — человек, а я де — муза, читай: кружка, ложка, веник ну и все остальное. Все. Конец. Я больше никто.

Муза эта правда вкалывала как проклятая, сводила концы с концами и только и делала, что обнаруживала пустоту в карманах, где должны были быть деньги на проезд хотя бы…

То есть все заработанное «музой» профессор выгребал очевидно, на водку.

Чтобы рисовать свои картины рядом с ним не могло быть и речи!

Ни Боже упаси!

И все время манипуляции. Постоянно. То он рыдает, то он злится, то он запугивает, то он умоляет, а через три минуты, если вы не покупаетесь, он бесится как маньяк.

У нас сейчас с моим подопечным такая Начальница Опеки и Попечения питерская.

Я в совершенном изумлении от встречи с очередным психопатом.

Ну об этом я позже расскажу.

Короче, когда я этому «профессору» объявила, что я ухожу от него, он так взбесился, что полез драться.

Служил-то он в армии, в специальном штрафбате для буйных, и потому он первым же ударом мне сломал челюсть. Не надо расстраиваться, комрады, она уже срослась!

Короче, началось страшное.

Мне ведь уходить было некуда. Родители в дом не пустили, у подружек тоже не предложили отсидеться. Так я и осталось с дочерью вместе в одной квартире с этим парнем.

Мы заселились с дочерью в отдельную в комнату в квартире нашей, и начался — кошмар.

Не буду вам подробности утомительные рассказывать, но я однажды позвонила своей матери, которая меня не жалует, и сказала ей честно, что мой муж скорее всего меня убьет и возможно и дочь мою, и что все окружающие осудят мою мать, что она меня в дом не пустила.

Мать повела себя по-своему.

Она приехала жить к нам.

Ну живет с нами день, два, три, а потом вдруг говорит мне: «Ира, он больше НИЧЕГО тебе не сделает». И с этими словами удаляется.

И действительно уже после этого все драмы, разыгрываемые бывшим мужем, были скорее истерические и направленными на отъем собственности.

И что же произошло, дорогие комрады?

А вот что мне через некоторое время рассказала мать.

Ей с нами жить надоело, да и вообще она меня недолюбливает, ей со мной-то жить неприятно, а тут еще «профессор».

Короче ранним утром, а именно в пять утра, моя маман разбудила спящего двухметрового алтайского амбала — моего мужа, похожего на каменную бабу, и поднеся острый топорик к его шее и глядя в его побелевшие глаза сказала: «Лёшенька, зайчик, ты мне сильно надоел! Если ты не прекратишь свои запугивания убийством в адрес моей дочери, я тебя этим топориком сама зарублю. Ты меня понял?»

«Зайчик-профессор» не смог ничего ответить.

Но что-то такое сдвинулось на небе, на земле и так далее.

А челюсть — она зажила, конечно.

Я что хочу сказать-то комрады?

Это ведь я не просто так жила, я ведь и в милицию обращалась Октябрьского района кстати, только города Новосибирска. И там надо мной ПОСМЕЯЛИСЬ. И на суде, когда меня заставляли ему ключ от квартиры отдать, я умоляла судью, мол, «поймите гражданин судья, он убьёт меня»! Нет! Судья на мою сторону тоже не встала!

Никто не встал.

Я с дочерью боялась спать у себя дома. Я боялась, и у меня уже была сломана челюсть.

А знаете ЧТО мне милицейские сказали?

«Приходи когда он тебе проломит голову!» И засмеялись.

И я пошла, рыдая, домой, где мне было страшно, и где я должна была противостоять человеку, который просто БЫЛ ПСИХОПАТОМ. А мне тогда было — ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ ГОДА!

Вы понимаете? Никакой «любви» он не знал и не мог испытывать!

Он только мог испытывать чувство, которое испытывают к своей кружке, своему полотенцу, своим ботинкам.

И тут вдруг ботинки заявляют, что они уходят. Уходят, потому что так хотят.

Этого психопат не может вынести!

Он уже вас вещью считает, а вы пытаетесь его убедить, что вы — человек, у которого есть свобода действия.

И этот вот «профессор» из моей истории испугался только другого психопата с топором.

Никто не встал на мою защиту, на защиту матери и дитя! Почему?

Потому что у нас не работает никто. Никто не выполняет простую функцию!

А Простая Функция состоит в том, ЧТОБ ВЗЯТЬ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НА СЕБЯ!

Взять на себя ответственность за защиту женщины от психопата!

Нет. Вся система и тогда 1989 году, и сейчас в 2019, она стоит на защите именно этих психопатов, а не нас: женщин, детей!

Что мы видим сейчас в этой истории?

Что другие студентки УЖЕ ПИСАЛИ ЗАЯВЛЕНИЯ В ПОЛИЦИЮ.

И что случилось?

А ничего!

Никто и пальцем не пошевелил!

А психопат сидел и надувался от собственного величия. А «величие» его заключается в том, что он не испытывает ничего похожего на чувства НОРМАЛЬНЫХ людей!

У психопатов, будь то профессор или начальник Отдела Опеки, у них нет ни сострадания, ни уважения к другим людям. У них есть только бешенство, что кто-то проявляет свою волю, имеет свободу и не считается с ними, с такими важными.

Где в этой истории полиция, где в этой истории прокуратура?

Нет их.

А деньги, тем не менее, они все получают каждый месяц.

Получают деньги за НАШУ ЗАЩИТУ от беззакония!

Это пожалуй все, что я бы хотела сказать.

Жалко девочку. Очень жалко!

И этот придурок «профессор» попытался ее дважды убить!

Один раз выстрелом в упор, а второй раз, когда сделал её предметом распила! А она была и есть — человек! Такой же, как мы все!

И писать о ней надо, как о человеке!

И всех, я считаю, надо наказать! Всех, кто спустил на тормозах завявления другой девушки, и всех, кто по наглому «велению» этого психа выталкивал студентов с лекции.

Всех!

Потому что не надо идти на поводу у психопатов! Идите уже на психологические курсы, если вы работаете в прокуратуре и полиции! Идите! Выучите наконец кто такие психопаты, если вы сами — не они. И не надо отписки писать гражданам, когда они вам пишут прямо, ЧТО ТАКОЙ-ТО НАЧАЛЬНИК ИЛИ ПРОФЕССОР ПРОЯВЛЯЕТ ПРИЗНАКИ ПСИХОПАТИИ!

А то получается ад какой-то! Обычные, нормальные люди, работающие, учащиеся, спасающие детей от детдома и так далее становятся заложниками психопатов! Разве это нормально, я вас спрашиваю?

Мало того, что они ничего не производят, кроме плагиата и зла, они от безнаказанности скоро нас всех перебьют.

С кем вы тогда догонять и перегонять Китай-то собираетесь?

Не хотела так эмоционально. Не хотела.

Но наболело, честное слово!

***
какртина моя
времен развода 1990
называется «Советская семья»

***

Ирина Неделяй

Загрузка...