Женщина по-абхазски

Ноябрь 5, 2019 8:55 дп

Олег Утицин

…Ясон был греком. У него была шашлычная в Новом Афоне на полпути подъема на Иверскую гору. И вместо столов и стульев там были поленья. Под стулья такие огромно широкие поленья, что можно уместиться вдвоем с красоткой. Там помещались блюда узкие с шашлыками, блюдца с зеленью, ткемали (настоящим), кофейное блюдечко с аджикой. И много-много хлеба. И вино, конечно.

Так выходило, что так называемые «афонские отдыхающие» собирались в Афон к концу августа. Не договариваясь друг с другом, не созваниваясь. Кто из Питера, кто из Москвы, кто из Киева, кто из Сыктыв (или вСыктык) кара.

Не договариваясь друг с другом, и иногда даже не зная друг друга по имени, мы поднимались своими командами к Ясону в шашлычную. И у кого-то была гитара. И было видно, как черная простыня ночного неба порвалась от звёздного света, и как зелень горы оказывается золотисто-фиолетовой под светом луны. Ну и широкая дорога серебра по морю внизу. Выпить. Спеть. Влюбиться. Не влюбиться — невозможно. И песни до утра.

…У Ясона была дочка. Ей было 14 лет, этой черноокой гречанке, и она подавала шашлыки или минеральную воду идущим на Иверскую отдыхающим. А когда видела нас, доставала вино, или пиво, или воду из холодильника, и бежала на кухню сказать папе, что шашлыки для нас.

Мне в то время было лет 16, и Ясон однажды подсел ко мне за полено-стол, кофе выпить и по паре стаканов домашнего вина. А затем он испугал меня предложением жениться чуть ли ни мгновенно на его дочке. Богатое приданное, плюс шашлычная, плюс абхазское воспитание женщины. Минус — суровый взгляд старшего сына Ясона, у которого я вот-вот отберу смысл жизни…. (продолжение следует).