«Что это значит мы — жёны алкашей, знаем» — Ольга Благодарская развелась 😭

17 января, 2020 9:50 дп

Ольга Благодарская

Ольга Благодарская (ведущая с телеканала «Пятница»):

Всё сбывается, если очень сильно этого не хотеть. Мы с мужем расстались. Развелись то есть. Что обидно, по обоюдному согласию. А не только по моему. Всё-таки, всё-таки… когда ты уходишь, волоча на ногах бывшего мужа — это одно. В этом есть красота жеста и независимость. А когда никто особо и не удерживает, вроде как и смысла нет уходить. Но понимаешь ты это уже уходя. Вот позор ситуации. Начинаешь топтаться у порога, чего- то ждать, греметь. Зря суетилась только. Лучше бы осталась и просто убила бы. Был бы хоть какой-то выхлоп.

А так стоишь, и он стоит. И с каждой секундой ты понимаешь, что это действительно конец. Сколько бы ты не тянула, родная, сколько бы не кидалась к ящичкам, делая вид, что не можешь уехать без расчесочки для кота, ничего уже не исправить. Вы оба ждёте твоё такси. И он, а не ты, начинает переживать, что оно не приедет. Как же это было и больно, и унизительно.

Я бы очень хотела, чтобы этот текст прочитал не только Слава, но и все остальные алкоголики, которые по состоянию здоровья не в состоянии оценить, что они творят со своими близкими.

Вот как это случилось. Мой муж регулярно пил. И я, как всем известно, над этим регулярно подсмеивалась. Мне нравилось, как напиваясь, он пускается в пляс и дрыгает правой, здоровой ножкой. В общем-то, мой муж тем и прогремел в нашей компании: своим прирожденным нетрезвым состоянием и этим знаменитым «танцем благодарского». Поскольку я тоже раньше хорошо поддавала, мне казалось большой удачей — встретить такого же весёлого, простого человека, как я.

Но время шло, я взрослела. Вышла за него замуж, обучилась раздеваться при свете. То есть, взяла от алкоголя весь свой максимум. Как только бухло выполнило репродуктивную функцию и научило меня уверенно чувствовать себя без трусов, я решила бросить. В том числе и для того, чтобы сохранить семью. Напиваясь, мы сильно ругались и меня как правило волокли за волосы в кровать. Поскольку я не сильно скользила, у меня оставались синяки. Слава тоже страдал, но к сожалению, только морально.

Прошли три года. Боясь стать карикатурным, злобным ЗОЖником, я не проявляла особенной настойчивости и не просила, чтобы муж, как и я, окончательно бросил пить. Но меня тревожило его неумение остановиться. Что это значит мы — жёны алкашей, знаем. Это значит, если в доме есть хоть какое-то спиртное, он его найдет и выпьет. И каждый раз, приходя с работы домой, как и все уставшая, ты будешь утыкаться в животное с мутными глазами. То, что видела я в такие моменты, уже воспроизвел Гоголь в персонаже преисподней по имени Вий. Слепой, ходит, шатается, машет ручками и кричит «покажите мне, где она». Потом в ящиках письменного стола я стала находить пустые бутылки и стаканы, маленькие бутылёчки из под коньяка, свой сувенирный алкоголь, который я привозила из поездок друзьям. Также, мне приходилось не спать с ним вместе до 4-ёх утра, потому что ему надо «выговориться». Несмотря на то, что мне не нужно было выговориться, а нужно было рано вставать, я честно выполняла свои обязательства сердечной подруги. Считая это как бы долгом жены. Но. После того, как стало понятно, что все душевные истории Вячеслава крутятся вокруг его ошпаренной задницы в бане 20 лет назад, и его блистательного прошлого в КВНе, я стала запираться у себя. На ключик, да. Это сделало беспокойный сон ещё беспокойней. Вконец одуревший от пьянства муж, начинал стучаться и расшатывать своим чреслобесием дверь. До какого- то момента меня, как молодую супругу, это устраивало. Мне казалось, в наших отношениях есть страсть.

Всё это продолжалось достаточно долго. Пока я не поняла, что алкоголь окончательно подменил Вячеслава. В трезвой своей жизни муж, как правило, был малоподвижным, пузатым существом, завёрнутым в провода. И жить с ним было совсем тоскливо. С одной стороны у него был ноутбук с очередным сериалом или футболом, с другой – телефон. Когда я увидела, что он тупо по целым дням листает каналы с мемасиками и подростковыми приколами, стала волноваться. И читать о первых признаках подступающего Альцгеймера. Ведь получалось, что за все эти годы единственным достижением 44 летнего мужика была победа Манчестера час назад. Бывает, прихожу вечером с работы, а он сидит, уставший у компьютера и с вызовом так мне и сообщает:

— А мы сегодня победили!

Кто мы. Причем тут мы? И где те миллионы, если Вы победили и ты лично вошел в Лигу Чемпионов, или кого там, не знаю…

Тогда же я в первый раз задумалась о том, зачем мне этот второй человек? Эта половинка, которая вот- вот развалится на части. На известные всем два атома углерода, 6 водорода, и одного кислорода. Что мне делать с этой ожившей формулой водки?

Посвятив всю свою энергию на изучение пьяных и их внутренние проблемы, я начала придумывать нам общие занятия. Заставила его делать стримы про книжки. Но поскольку читать и писать приходилось мне, а ему просто молчать, идея быстро себя изжила. А бухло ему по-прежнему продавали.

Несколько раз я порывалась уходить. Так было и перед Новым годом. Слава тогда упал по-пьяни и сломал очередную руку. Извините, конечно, но когда мужчине 44, рука всё чаще становится важным органом репродукции. О чём он думал? Как мы без неё? На левой у мужа уже не было одного пальца, а теперь ещё и нет правой руки. Вот так удовольствие. Как вообще можно потерять руку из-за бухла! Поясню, почему это задело меня за живое. Мне 28 лет. 29 уже. И всё это время я обожала мужа до самозабвения. Настолько, что мне всё время хотелось стать для него лучшей. Самой стройной, самой красивой, худой, начитанной. Таким белокурым телеграмом, способным рассказывать по сто историй в минуту. Мне приходилось много читать, чтобы не уступать его смартфону. А несколько историй про Гитлера(очень любит и интересуется) я даже выучила.

Мы улетели в Ялту, решив, что начнём всё сначала. Вдруг над этим потухшим вулканом вновь закурится дымок… Я как знала, оплатила половину нашего путешествия сама. Чтобы он не подумал, что я – какая-то там шлюха. Но лучше бы конечно не платила, потому что сейчас за квартиру тоже приходится платить самой. В Ялте мы провели чудесные 2 недели, он совсем не пил. Ну, почти не пил. На какое – то время мне показалось, что я — такая прекрасная и мудрая — сумела убедить его в реальности своего чудесного мира. Из моря и книжек, прогулок, плавания под звёздами и всей этой чепухи.

Но как только мы вернулись, всё началось снова. Как только ступили домой, он напился. Я снова завыла. Но и физически себе помогла – треснула бутылку вискаря о раковину и ушла спать. Сейчас мне кажется, что я уже тогда как будто всё поняла и медленно, всматриваясь в предметы, начала прикидывать, что заберу, а что оставлю. Потом прошел ещё день, я вышла на работу. А он снова напился. И снова пришёл в 3 утра ко мне в спальню. И вроде, всё было как обычно. Снял штанишки, начал тыкать мне мемом Насти Ивлеевой. Этими щедрыми сантиметрами. Вот опять же, не могу представить, чтобы так себя вела женщина, пусть и пьяная. Пришла к тебе спящему, не спросила согласия, сняла трусы, и села тебе на лицо. А где же строчка Лободы «давай сделаем это стильно?» Для кого вся эта попса тогда? Но важно другое. Что уже после всего, когда я лежала и плакала, не в силах, что называется, сдержаться, а потом, когда закололо внизу живота, побежала пить обезболивающее, он даже не спросил, в чем дело. Включил компьютер и продолжил смотреть сериал. И весь следующий день провалялся в своей блаженной неге, пожирая мои пельмени.

Вряд ли я смогу объяснить такое мужчинам. Потому что, да, жизнь так устроена, что вы нас, а не мы вас. Но между насилием даже самого любимого человека и настоящей любовью есть большая разница. Как оказалось. В любви есть нежность и есть трепет. Есть слова. А в насилии – только остервенелая животная пульсация. И это пузо, которое уже не милое пузико, а здоровое такое пузо, идущее на тебя. Это чувство настолько гадкое, что теперь и собственное тело кажется мне противным. Мне хочется его уничтожить. Всю эту неделю я почти не кормлю его и убиваю в зале, куда хожу, потому что больше некуда. То есть, мне вполне осознанно кажется, что что- то такое прекрасное и чистое во мне убили и теперь мне ещё долго придется лепить себе новое, честное тело для новой, настоящей жизни. Такое тело, чтобы оно было её достойно.

Я понимаю, что пьяный муж и трезвый – это два разных человека. И скорее всего, он вообще не понимал, что происходит. Но с другой стороны, если ты трезвым знаешь, сколько боли ты приносишь пьяным, то зачем же ты продолжаешь пить? Ну неужели мне надо было повеситься, или выпрыгнуть из окна, или изрезать руки, чтобы в мои слёзы наконец поверили.
Тогда, лежа на кровати, я ещё раз попросила его больше так не делать. Наступает его день рождения. Веря непонятно во что, я дарю ему подарки(лучше бы себе), монтирую этот клип – опять же, чтобы конкретно он посмотрел, и вспомнил, какими мы можем быть, и какой может быть наша большая, прекрасная жизнь. Он уходит отмечать с друзьями. Я умоляю его «не нажираться». Именно «не нажираться», а не совсем не пить. Он естественно нажирается, не отвечает на звонки, и приходит в 3 утра. Ушёл при этом в час дня.

Меж тем, у него были ключи от дома наших соседей — ну просто самых добрых людей на свете, которые уехали, доверчиво оставив нам собаку.

Вы бы видели эту собаку с самыми грустными на свете глазами. Всю жизнь она прожила в полном доме людей, и вот они уехали отдохнуть, а она осталась. Одна в кладовке. С ней надо было гулять утром и вечером.

И вот я представила в ту ночь, как из-за этого безответственного алкаша, мудачья этого, страдает и мучается ещё одно существо – эта собака. Ходит по кладовке туда-сюда, подпрыгивает. Не пьёт лишний раз, чтобы не описаться раньше времени. Я знаю таких животных, они и правда такие. Для таких животных честь дороже принципа «я тут сейчас всё вам зассу». Однажды, когда я оставила своего кота Серёжу дома, забыв открыть ему балкон с туалетом, он аккуратненько написал в свою мисочку с кормом. Вот какого воспитания бывают такие животные с самыми грустными на свете глазами. Естественно, пришла на ум дебильная аналогия, что такой вот собакой в этот вечер вою и я. Хотя собака — это собака, а я — это я, понятное дело. Мозг как угодно всё свяжет, лишь бы меня пожалеть.

На следующий день я опять пошла на работу, а муж опять остался лежать. Правда я в тот раз его избила. Просто тапочкой, но кинулась так, что как будто убью. Видимо, так отлилась моя собственная физическая боль той ещё «небывало страстной» ночи.

Ещё через день я сняла квартиру и уехала. Сняла посуточно, первую, что нашла свободной. Всё это было весьма проблематично, потому что выпало на мою эфирную неделю, когда у меня в контракте прописано радоваться и улыбаться. Честно говоря, я даже не знаю, отапливается эта квартира или нет. Сплю я в пальто и сапогах. Приплыли, да. Но самое стрёмное — в неё заходить. Когда первым делом тебе бросается в нос ужасный старушечий запах. В общем-то запах жизни, которая давно уже кончилась, но всё никак не улетучивается до конца. Вот думаю, стоило ли выходить замуж, чтобы снова вернуться туда же, откуда начинала. Даже украшений нет, чтоб продать. Последнее, что муж мне подарил – куклу Барби на Новый год. Вот и куда я с ней? Пойти что ли показывать на вокзале кукольный театр за деньги, или загнать её кому-то у школы.

В первую ночь мне очень хотелось взять чемодан и вернуться. В тот тёплый, огромный дом, под своё чистое одеяло. Поняла вдруг, что постельное белье может быть ужасно дешевым и колючим, а у меня ведь было сатиновое, даже крем для лица не покупала, одеяло как бы питало кожу. Вся шёлковая была, очень приятно на ощупь.

Второй день пожила, третий, а на четвёртый привыкла, как когда-то к мужу. Да, всё старенькое и убитое, но вроде уже и милое. Всё-таки эта квартира меня спасла и приютила. Сижу на ней и даже что-то пишу.

И состояние такое, как в детстве, когда выгнали из школы. И страшно с одной стороны. И весело, потому что в городе ещё много школ, и куда-то меня обязательно возьмут, с такими- то оценками и первым местом на конкурсе красоты «Ладушка».

Но мужа я сейчас ненавижу так же сильно, как и любила его в начале недели. В общем-то за всё. И за то, что я сейчас замерзаю в чужой квартире, заворачиваясь в пальто, и за то, что мне никто за это время ни разу даже не позвонил. Хотя ведь мог поинтересоваться: вдруг меня обманули, или выкинули без денег из квартиры, или ещё что. За ту ночь с болью в животе и его «ну чего ты?»

А главное, до боли обидно, что я отдала ему весь свой мир, и теперь никому больше этот мир подарить уже не смогу. Мне например, будет стыдно ехать в ту же Ялту, в мой любимый «Интурист» зная, что я была там с бывшем мужем. Или на Николину гору. Или в Московский Дворец пионеров. А ведь то же самое с книжками, музыкой и тортами. Я это всё уже как бы подарила, пересказала, и отдала. И передарить ещё раз не смогу. То же самое наверное будет ощущать Слава. Надеюсь, он ни с кем больше не поделится телеграмканалом «приколы и ржач».

В конце думаю протащить ещё такую мысль. Конечно, было бы хорошо, если бы её озвучила не я, а кто-то якобы посторонний в комментариях. Но всё же скажу. Понятное дело, что такой как я у него никогда больше не будет. Поэтому я желаю Славе встретить подходящую. Такую же старуху. Какую-нибудь старуху — процентщицу 42 лет. Чтобы обобрала его, как липочку и била по выходным.

В конце считаю необходимым дать совет женщинам, находящимся в счастливом, законном браке: при малейшей возможности откладывать хоть какие-то деньги – откладывайте.

Особенно если ваш муж скряга и пьяница, и не дарит вам дорогих подарков. Обирайте пьяниц. Не дарите им дорогих пальто и духов. Пропьют и выпьют. Копите на развод. То, что я всё-таки не бросила работу и чего-то там скопила, помогает мне не падать духом и пойти на хуй гордо, с теми же принципами, с которыми на него и пришла.

Также, прошу воздержаться от оскорблений в адрес бывших супругов. Особенно, супруга. Для меня он был самым любимым и лучшим человеком на свете.

И вот ещё о чем хотела предупредить. Скорее всего (не знаю, как отреагирует на всё это организм), но скорее всего, в ближайшее время у меня начнётся традиционная женская фотофаза «посмотри, кого ты потерял» и «как я выгляжу в купальнике», « а вот я ещё и пою и сексуально танцую». Прошу проявить понимание и прикрыть на это глаза.