Современные ведьмы онлайн

Ноябрь 2, 2019 4:04 пп

Vi Shi

Yerbamala — это современная онлайн-сеть ведьм, чьи заклинания уже не только в интернете, но и на улицах — граффити, объявления, стены Твиттера и Инстаграма. Ведущие сми и фотографы с мировым именем превращают ведьм в мощный социокультурный феномен. Оказывается, ведьмовство так и не было искоренено со времён средневековья — несмотря на сжигание и утопление, практики и заклинания сохранились до наших дней. Потомки европейцев, сбежавшие в Америку, видимо, обосновали свои оккультные центры там. Отсюда, кстати, такая увлечённость американцев фильмами и сериалами про ведьм — без дыма не было бы огня.

Бог ненавидит Трампа. Педики ненавидят Трампа. Трамп приговорил страну к гибели. Image credit: Paul Chan and Badlands Unlimited, New Proverbs, 2017 (Photo by Flynn Casey)

Каждое заклинание написано для узнаваемости шрифтом Arial — размер 60 пунктов, все буквы заглавные. Это одновременно и приглашение другим ведьмам к сотрудничеству, и анонимизация авторов. Стихи призывают людей направить свой гнев против неофашистов Америки, а также не терять надежду на лучшую жизнь.

Журналистка Janus Rose из журнала Medium взяла интервью у одной из лидеров Йербамалы об истории оккультного протеста и его недавнем возрождении при Трампе.

JR: Что такое Коллектив Йербамала? Что послужило вдохновением для его образования? Вы знаете друг друга в реальной жизни?

YMC: Йербамала — ячеистая структура, такая многочисленная, что уместно сказать «нас много, как звёзд на небе». Мы везде, за каждым фашистом, только и ждём, когда он решит нанести удар, чтобы ударить первыми. Всё начиналось как разговор между друзьями. И вдруг этот разговор распространился по всей стране. Мы объединились по зашифрованным интернет-каналам, чтобы сформулировать суть протеста. Ведьмы всего мира слышат нас и готовы присоединиться.

Некоторые знают друг друга, другие видят только аватары и никогда никого не узнают IRL.

Фашизм — это ненависть, страх и *бланство. Мы отказываемся от этого жидкой дресни. YERBAMALA COLLECTIVE, BURN IT ALL DOWN: AN ANTIFASCIST SPELLBOOK, 2017 (Photo by Flynn Casey)

JR: Как вы создали свой визуальный стиль?

YMC: Наша айдентика (шрифт Arial 30/60 пунктов) был создан, чтобы обеспечить анонимность тем ведьмам, которые опасаются за свою жизнь и безопасность. Но не все ведьмы обязательно анонимны. Кто хочет — может использовать своё имя. Главное в объединении не анонимность, мы же не защищаем какую-то государственную тайну, главное — открыть людям способы сопротивления, которые выходят за пределы собственного «Я». Мы все имеем доступ к нашим общим документам, но они не подписаны. Мы объединяемся так же, как это делают любые другие аутсайдеры — вдохновляем и подталкиваем друг друга на примере прошлого и собственного вклада в будущее. Документы — это множество голосов, складывающихся в одну песню: х*й тебе — Трамп, Спенсер, Яннопулос, Пенс, Баннон, Конвей и все остальные, кто проводит свою политику.

Мы хотим, чтобы шаблон послания был простым. У кого есть ресурсы — могут усложнить его. Но те, у кого их нет — могут просто повторить готовый. Работа пошла относительно быстро, так как мы не стремились создать что-то совершенное и отполированное. Наоборот — нам нравятся шероховатости и острые края — прямо как вся наша жизнь.

JR: Почему вы связали свой протест с оккультизмом? Что общего между политическим противостоянием и магией?

YMC: Это не притворная магия. И не метафора. Если для кого-то это выглядит как обычный протест, для нас это — прямое нападение на фашизм. Когда мы говорим: «Сгорите до тла» — мы это и имеем в виду. Мы не просим коррумпированную систему, управляемую коррумпированными актёрами, вернуть нам частичку отнятой у нас силы. Вместо этого мы показываем системе, что, в первую очередь — эту силу они у нас не отняли. Что наша сила всегда была нашей, неотъемлемой частью нашей жизни, и что внутри нас есть нечто, что фашизм никогда не сможет убить.

Эти заклинания направлены против фашистов, но они также являются топливом для антифашистов, чтобы разжечь их внутреннее пламя. Мы прямо говорим другим ведьмам, что да, они могут защищать черный блок (протестантов, использующих чёрную одежду, как сейчас в Гонконге — прим. перев.), тех, кто сопротивляется силой разума, что да, они могут обрушить адское пламя и ярость на «президента». Мы требуем праведного гнева и используем это тоже как топливо. Этот бой отнимет у нас очень много. Важно, чтобы мы помнили, кто мы есть: божественные существа с божественной силой.

Lauren Satlowski, For Protection, 2015-2016 (Photo by Flynn Casey)

JR: Мы видим расцвет фашистских мемов, таких как «Лягушонок Пепе», например. Эти мемы стали чем-то вроде магического символа власти для фашистов и неофашистов. Вы рассматриваете свою работу в частности как ответный удар, призванный разрушить этот онлайн-эгрегор крайне-правых?

YMC: Нет. Наша магия старше, сильнее и гораздо интереснее. Мы отказываемся хоть как-то соотноситься с фашизмом, даже в методах. Мы — антифа, а фашизм — анти-мы. И вообще, кто они такие, чтобы являться на вечеринку неприглашёнными? Они всегда были безумными, а мы — прекрасными. Можно ли сказать, что астрологи — антифа? Или древо жизни — антифа? Что символ дерева сейба противостоит фашистской свастике? Ха-ха-ха, да кто вообще эти pendejo (придурки — прим. перев.)?!? Река не контр-атакует, и вообще не атакует. Но когда она выходит из берегов — то никого не спрашивает (Un golpe de río no pide permiso).

Fuck патриархию. Roy Martinez, Fuck tha Patriarchy, 2017 (Photo by Flynn Casey)

JR: Считаете ли вы какие-то анти-фашистские мемы особо мощными, сильными?

YMC: Все они, если сделаны людьми, которые борются с фашизмом, равны между собой, но оказывают разное влияние. Сила — это не униформа. Сила сама создаёт форму. И чтобы обладать этой силой, нужно быть открытым и уметь сотрудничать. И вообще — чем мы можем измерить эту силу? Цифрами? Числом погибших фашистов или числом спасённых от фашизма?

JR: Как вы надеетесь помочь людям или вдохновить их? Какой будет форма нового сопротивления?

YMC: Наша главная надежда, что даже если мы умрём, само движение будет жить и бороться, хотя, я думаю, что это и так неизбежно. Изначально мы сделали так, чтобы движение существовало в разных формах и пространствах. Сопротивление наиболее эффективно, если оно управляемо, но при этом не централизовано. Иначе движение очень просто обезглавить. Чем больше людей становятся частью корневой системы, тем более обширны и жизнеспособны мангровые леса.

Ещё я надеюсь, что люди вне движения YMC тоже сделают всё, чтобы вы**ать фашистов.

JR: Есть ли у вас какое-то послание для людей, которые вас читают сейчас?

YMC: Я призываю каждого создавать своё антифа-искусство, стрит-арт, самиздат. Йербамала всегда разрушает утверждение, будто мы единственные носители правды. Тем не менее, если вы хотите — присоединяйтесь к Йербамала, join Yerbamala, be la yerbamala que nunca muere.

Yerbamala Collective Instagram: https://www.instagram.com/yerbamalarur

Yerbamala Collective Tumbrl: https://yerbamalacollective.tumblr.com

Yerbamala Collective Twitter: https://twitter.com/yerbamalarur