«На дне моргали чьи-то глаза…»

Ноябрь 15, 2019 7:58 дп

Ольга Благодарская

В качестве наказания за творчество муж вывозит меня на рынок, и при всех показывает, кто тут мужик. Цирковой этюд называется «коротышка – абьюзер донимает свою жену». Только сегодня осенило, зачем нам так нужен этот рынок. По три раза в неделю ездим, а мужу хочется ещё.
Оказывается, вот в чем дело.

Дома муж сторонится общества. Он скрытен, молчалив, носит землянистую одежду, чтобы сливаться с рассадой на подоконнике. Пока я ползу по дому с тряпкой, старается быть неподвижным. Не каждая тепловая карта найдёт такого мужа. Потом я слышу, как включается компьютер и тихо, тихонечко, через спрятанный в камине бинтик, откупоривается бутылка. Это у нас называется «посижу, поработаю». Я же специально держу дом в мертвой тишине, чтобы слышать такие вот хрустальные звоночки предстоящего бухача. Ругаюсь сильно, да. На прошлой неделе вкатился домой пьяный с чужого дня рождения. Мало того, что ничего с этого дня рождения не унёс, не подумал о семье, так включаю свет – застыл как таракан. Не может встать. Ножками только дрыгает, чтобы не сразу прибили. Пока я его переворачивала на животик, смотрю — пальто мокрое, с правой стороны прилипли гнилые листья. Значит, полз где-то. Или из лужи пил. Я даже слушать не стала. Шмальнула кружкой о стену и ушла спать. Ну, потому что бывают случаи, когда беседа заходит в тупик. Я объясню, как я думаю. Если ты живешь в семье, ты всё-таки мыслишь себя и мужа как целое. Поэтому, его разложение я переживаю, как своё личное. Близко к сердцу очень. Мне кажется, что вот-вот придёт день, и он меня втянет в дурную компанию, опоит водкой, и я так же буду валяться в мокром пальтишке, облизывая чьи- то трезвые пятки.
Ладно, на самом деле, мне давно пофигу. Пьёт и пьёт. Пьющий муж – ко второму замужеству. Бабушка моя всегда верила суевериям, и они её ни разу не подвели. Три раза не подвели точно.

Самое обидное с этой брошенной кружкой, что всё выставили так, будто я её разбила специально. Это, оказывается, была его любимая кружка. Синяя, с желтыми буквами «ЛДПР». Внутри её давно съела ржавчина, на дне моргали чьи-то глаза. Я даже не знаю, за что эту кружку можно было так обожать. То ли эта кружка – последнее, что осталось от лебединой жизни холостого Вячеслава. Вот кружка разбилась, и пути назад нет. Он снова одинок перед кошмаром. То ли он гордился, что кружку подарил лично Жириновский, а теперь Жириновский старенький, скупой, ничего не подарит. Не знаю. Но кружка меня бесила, было такое дело. И я её разбила.
На следующее же утро меня, в чём была, потащили на рынок. И так после каждого скандала. Рынок — обязательная процедура семейной психотерапии. Компенсация бытового унижения, как я это понимаю.

На рынке муж воскресает. Обновляется, как змей. В окружении бабушек муж становится таким, каким хотел бы быть дома. Уверенный, хлёсткий, строгая геометрия движений, почти вертикальная походка, не упадёт. И главное, жена ему теперь не указ. Все женщины мира суют ему сало и хлеб. Любая готова занять моё место, как бы говорит мне муж, флиртуя с бабками из молочного отдела.

— Это сыр с плесенью что ли? А что мне делать со своей? Вы не знаете, как ее вывести?

На меня при этом не просто прямо указывают, меня слегка попинывают. Как Ларису Дмитриевну, которая давно уже вещь. Видимо, это и есть «эмоциональный баланс в семье». Потом этот обломок башкирской аристократии скидывает на меня дубленку и вышагивает вдоль центральных лотков. Вскрывает их как новогодние подарки. Которые конечно для него только и попрятали. Естественно поджирает что-то по пути. Я только хожу, обтираю слюнявую руку. Потому что, косточки демонстративно сплёвывают мне же. Их надо ещё и поймать. Подошли к какой-то розовой бабке из Тамбова. То ли Лариса, то ли Тамара, новая преданная подруга мужа. Пожирая ее же помидоры, жалуется ей же, что в прошлый раз ему было невкусно. Поэтому он не заплатит 300 рублей, а отдаст 200. Ведь вы же знаете, Тамара, во сколько сейчас обходятся молодые жёны? Особенно, если они ни черта не делают, а только пишут и едят. Я киваю, потому что да, действительно иногда ем. Потом мы кругами ходим вокруг белорусского лотка с мясом. На каждом круге муж заново спрашивает «а сколько стоит?», «а сейчас сколько стоит?» Так мы кружим часами! С разных заходов идем на круг. Часами ходим, пока ему не бросят это мясо почти даром. Эта изнурительная мужская стратегия сработала и со мной кстати. За всё про всё поставил бутылку коньяка и в ЗАГС.Надо конечно гнать таких покупателей сразу.

Но на рынке я молчу. Берегу эти ценные мысли для дороги. Рынок же надо просто пережить. Просто молча всё вытерпеть, дойти до машины, а там уже надеть на коротышку арбуз и поехать. Союз клеща и собаки, так я называю наш брак. Плохо только, что у нас нет собаки.

Загрузка...