«Нет подкладной?! Трусы подстели»

5 марта, 2020 1:07 пп

Tatiana Narbut-kondratieva

Tatiana Narbut-kondratieva:

«Чё стоишь? Подкладную ложь!», — рявкнула пожилая медсестра.

Я стояла босая на ледяном облупившимся кафеле.

«Нет подкладной?! Трусы подстели».

Изо всех сил стараясь не смотреть на кровавое месиво в тазике под обшарпанным гинекологическим креслом, разложила по сидению кружевные стринги. Медсестра страдальчески закатила глаза и швырнула мне кусок рыжей клеёнки с бурыми пятнами.

«Пока ничего страшного не вижу, — обрадовала врач, — но на всякий случай оставлю вас на ночь. Матрас вам дадут, постельное белье взяли?»

«У ей и подкладной-то нет», — наябедничала медсестра.

Остаток ночи я провела сидя на резиновом матрасе.

Утром палату посетил невероятно импозантный врач.

«Почему без постельного? Ребёнка угробить хотите???»

Попыталась уверить, что как раз совсем наоборот, а без белья по недомыслию, но привезут буквально с минуты на минуту, но может, мне и не нужно здесь оставаться? Может, можно домой? или куда-нибудь в другую больницу?

«А чем вам у нас-то не нравится?» — изумился врач.

«Туалет у вас, — призналась я робко, — на унитаз сесть страшно…»

«А и не надо на него садиться, надо из положения полуприсяди,» — покровительственно сообщил врач, — «не о том думаете, моя милая, вам о ребёнке думать надо, а вы капризничать изволите, туалет вам не тот!» (я устыдилась) — в смотровую!»

Над смотровой висело объявление «входить без трусов и в носках». Ночь на матрасе и растолкованные врачом приоритеты сказались на моих представлениях о приличиях, без тени смущения я привела себя в относительное соответствие заявленному дресс-коду прямо в коридоре — палата далеко, в туалет лишний раз не заглянула бы и под угрозой расстрела.

«Читать умеете, женщина? — поинтересовалась медсестра — носки где?»

«Вот, — я продемонстрировала чулки, — это носки, но длинные. а у вас фасон не указан!»

В смотровой 5 гинекологических кресел в ряд. На всех лежали кверху носками дисциплинированные беременные. Под креслами тазы доверху наполненные отходами предыдущих осмотров, кресла развёрнуты к огромному, во всю стену окну, за ним в нескольких метрах соседний корпус, с аналогичным окном — вероятно, студентам удобно, они могли наблюдать гинекологический осмотр прямо в процессе лекций. врачам тоже удобно — потолок высокий, лампочки тусклые — глупо не пользоваться дневным светом.

На выходе из смотровой меня снабдили баночкой для мочи и напутствием «подмойся только хорошо».

В душевой, где душ был привинчен к потолку и выдавал тоненькую ржавую струйку воды, несколько голых женщин на сносях и с баночками, демонстрировали чудеса эквилибристики — сначала направить льющуюся сверху воду в нужное место тела, потом, стоя тут же, наполнить нужным содержимым баночку.

«Что у вас опять за истерики? У нас лучшие врачи! Хотите нормально доносить ребенка, потерпите. не можете в туалет ходить — катетер поставим и клизму, и учтите — уйдёте под свою ответственность! Зачем вы вообще рожать надумали раз такая нежная в вашем-то возрасте?»

Р.S. я была платной больной, устроенной на дородовое в 1 мед. по большому знакомству деканом соседнего факультета…