Все уснут, и солдат с детской слюнкой на губе и стоном «Мама»

8 ноября, 2019 10:08 дп

Валерий Зеленогорский

Ночное-1.

Скоро все уснут, кто-то затихнет от смертельной усталости трудного дня, кто-то после сладких судорог любви, кто-то от тоски, которая застит глаза черной вуалью безысходности, кто-то утомившись первым материнством в неудобной позе, когда каждая ночь на посту, мальчик заснет, набирая бесконечную эсэмэску девочке, не добив тысячного раза слово «люблю», девочка заснет на первой сотне этого признания, заснет с автоматом солдат на посту, уронив голову на холодную сталь автомата, с детской слюнкой на губе и стоном «Мама», заснет большой город, кроме мечущихся в поисках не найденного человека для полноты бытия, кто-то упадет лицом в салат, потеряв навигатор в случайном кафе, он не хочет в пустой дом, где кроме грязных чашек, нестираных носков и тараканов его уже никто не ждет, заснет деревня, где уже в семь часов, на улице ни одной собаки, заснет бабка, забывшая уже, когда была девкой, все заснут: и веселые, и грустные, а кто-то так и будет маяться до утра, потому что за целый день не нашел ни одной точки опоры, оправдывавшей его баланс между бытием и небытием, трудно заснуть, если даже призрачная надежда еще маячившая в обед, в очередной раз оказалась пустышкой, еще труднее будет пробуждение, ведь неизвестно , что день грядущий нам готовит….

И только в Кремле будет гореть одно окно, все будут думать, что его хозяин не спит и думает о всех нас, но его там нет, он давно уже спит, а с окном, это такая фишка имиджмейкеров, чтобы народ был спокоен.